Конституционный суд арест на имущество

Сегодня мы ответим на вопросы по теме: "Конституционный суд арест на имущество" с профессиональной точки зрения с комментариями и выводами. Просьба все вопросы задавать дежурному специалисту.

КС РФ: сохранение ареста имущества свидетеля после вступления приговора в силу противозаконно

AerialMike / Depositphotos.com

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к указанному выводу, рассмотрев жалобу гражданки Я., оспаривавшей положения закона, позволяющие сохранять арест имущества обвиняемого или материально ответственного лица за действия такого лица по уголовному делу для обеспечения гражданского иска (ч. 1 ст. 299, ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса). Суть жалобы заключалась в том, что заявительница проходила в качестве свидетельницы по делу о хищении денежных средств принадлежащих вкладчикам жилищно-строительного кооператива, которое было совершено организованной группой в крупном и особо крупном размере путем обмана и злоупотребления доверием. Причем она не являлась по этому делу ни обвиняемой, ни гражданским ответчиком, ни лицом, обязанным возместить вред, причиненный виновными. А в рамках расследования на имущество гражданки Я. был наложен арест для обеспечения гражданского иска потерпевших.

Однако после оглашения обвинительного приговора арест с ее имущества снят не был. Заявительница сочла, что таким образом нарушаются ее права и обратилась в суд, который отказал в удовлетворении ее жалобы, после чего она приняла решение обратиться в КС РФ. Последний пришел к заключению о том, что наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества. Также, по мнению суда, наложение ареста должно основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого или обвиняемого (постановление КС РФ от 17 апреля 2019 г. № 18-П).

Оценить перспективы рассмотрения вашего дела поможет аналитическая система «Сутяжник». В результате анализа текста искового заявления или претензии робот-помощник подберет наиболее релевантную судебную практику. Воспользоваться

КС РФ отметил, что сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу нарушает принцип неприкосновенности собственности (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ). Таким образом, ч. 1 ст. 299, ст. 307 УПК РФ признаны противоречащими Конституции РФ, а решения в отношении заявительницы будут пересмотрены.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Источник: http://www.garant.ru/news/1269188/

Наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела

Конституционный Суд РФ признал часть первую статьи 73, часть первую статьи 299 и статью 307 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные нормы позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Часть девятая статьи 115 УПК РФ, устанавливающая, что арест на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения этой меры лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. Иное приводило бы к подмене частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, причем выходящими за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, а обеспечение исковых требований посредством сохранения ареста на имущество без процессуальных гарантий защиты прав собственника не отвечало бы предписаниям статей 17, 19, 35 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции РФ, влекло бы бессрочное и не контролируемое судом ограничение его прав.

Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ.

Часть вторая статьи 309 УПК РФ предусматривает возможность признания в приговоре суда за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передачи вопроса о размере возмещения (при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с иском, требующие отложения судебного разбирательства) для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

В связи с этим дальнейшее, после постановления приговора, производство по гражданскому иску в целях разрешения в порядке гражданского судопроизводства вопроса о размере возмещения также предполагает возможность обеспечения иска посредством наложения ареста на имущество, который, однако, не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.

Тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов лица, которое не является подозреваемым, обвиняемым, осужденным или лицом, несущим по закону материальную ответственность за их действия, и на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и конституционно защищаемых прав потерпевших от преступлений, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного преступлением вреда, включая предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское (арбитражное) судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества, находящегося у лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым, осужденным или лицом, несущим по закону материальную ответственность за их действия, лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/57543.html/

Интерфакс

Москва. 23 октября. INTERFAX.RU — Конституционный суд РФ запретил арест на неопределенный срок имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками.

Соответствующее постановление КС РФ было вынесено без проведения публичных слушаний, документ опубликован в четверг на официальном сайте суда. Поводом послужили жалобы ООО «Аврора малоэтажное строительство», а также граждан Владимира Шевченко и Марка Эйдлена.

Заявители оспорили законоположения, на основании которых налагается арест на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками. По их мнению, указанные нормы позволяют следствию неограниченно долго применять наложение ареста, и не наделяют владельцев имущества процессуальными правами, позволяющими защищать свое право собственности.

Читайте так же:  Штраф за неполучение военного билета

ООО «Аврора малоэтажное строительство» в 2008 году приобрело у ЗАО «Центральная девелоперская компания» (ЦДК) земельные участки в Домодедовском районе Подмосковья. Однако в 2009 году началось производство по уголовному делу, в связи с чем в 2012 году под арестом оказались около 3 тыс. гектаров подмосковных земель. В их число вошли и участки «Аврора МС».

Аналогичные ситуации сложились в делах других заявителей. Владимир Шевченко, служивший в органах государственной противопожарной службы УВД Ямало-Ненецкого автономного округа, получил в собственность от работодателя квартиру в Москве. Позднее выяснилось, что передача квартиры служила прикрытием преступных действий ряда должностных лиц. В ходе уголовного дела на квартиру Шевченко был наложен арест. Затем уголовное дело было приостановлено, поскольку обвиняемые скрылись от органов предварительного следствия.

Также арест был наложен и на имущество другого заявителя — Марка Эйдлена. Его нежилые помещения, расположенные в трехэтажном здании начала XIX века — особняке Слепцова на Большой Конюшенной улице в Петербурге, — были арестованы в связи с расследованием уголовного дела в отношении неопределенного лица. Арест был наложен по судебному решению с целью исключения совершения сделок по указанным помещениям, и обеспечения приговора суда в части имущественных взысканий.

Рассмотрев жалобы, Конституционный суд признал положения частей 3 и 9 статьи 115 УПК РФ не соответствующими Конституции. В своем постановлении суд отметил, что имущество можно арестовать только при наличии достаточных доказательств его преступного приобретения. Продление ареста должно быть мотивированным.

Суд подчеркнул, что арест, как временная мера, ограниченная определенными сроками, не может превращаться в ограничение права собственности на неограниченный срок, и приравнивается к конфискации, применяемой по приговору суда. Лица, имущество которых приобретено предположительно преступным путем, должны быть наделены правовым статусом и возможностью защищать свои интересы в суде, считают в КС.

Также суд установил, что механизм, позволяющий эффективно защищать в суде права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками, в действующем законодательстве отсутствует, что не соотносится с положениями Основного закона. Механизм возмещения убытков добросовестным владельцам арестованного имущества также законом не предусмотрен, что не согласуется с конституционным принципом презумпции невиновности.

КС РФ постановил, что законодателю надлежит внести изменения в УПК, направленные на ограничение срока наложения ареста на имущество, необходимость которого должен определять только суд. Собственники арестованного имущества должны быть наделены процессуальными правами с целью защиты их интересов.

До внесения соответствующих изменений суды будут определять разумный срок действия ареста имущества и при необходимости продлевать его, учитывая результаты расследования. В делах, где арест уже применен, вопросы о его продлении подлежат разрешению судом по соответствующим жалобам или ходатайству заинтересованных лиц.

Судебные акты по делам заявителей подлежат пересмотру, добавляется в документе.

Источник: http://www.interfax.ru/amp/403431

Минюст запретит сохранять арест на имущество свидетелей

Как сообщает Минюст, существующая редакция УПК позволяет сохранять после вступления приговора в силу арест на имущество лица, не являющегося обвиняемым или несущим материальную ответственность за действия подсудимого. Конституционный суд признал такие положения противоречащими Конституции.

Законопроект предусматривает прекращение ареста на имущество таких лиц, который наложен для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, после вступления приговора в силу. Суд будет обязан передавать копии материалов о размере возмещения гражданского иска с соблюдением правил подсудности для их последующего рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Законопроект опубликован на портале проектов нормативно-правовых актов.

Решение Конституционного суда

В 2016 году Волгоградский областной суд признал ряд лиц виновными в хищении средств (ч. 3 и 4 ст. 159 УК) вкладчиков жилищно-строительного кооператива. Тем же приговором суд признал за потерпевшими право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения причинённого им вреда передал на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом суд сохранил до полного возмещения вреда арест на имущество гражданки Янмаевой, которая проходила в уголовном деле как свидетель и не привлекалась в качестве обвиняемой или лица, обязанного возместить вред, причинённый виновными.

Суды кассационной инстанции поддержали приговор. В ответ Янмаева направила жалобу в Конституционный суд, в которой указала, что ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК не соответствуют ч. 3 ст. 17 , ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1–3 ст. 35, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции, поскольку существующий пробел в правовом регулировании позволяет суду в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в силу сохранять арест на имущество, которое не подлежит конфискации и принадлежит лицу, которое не является обвиняемым.

В жалобе отмечалось, что если решение вопроса о судьбе имущества, подлежащего конфискации, урегулировано УПК, то в отношении имущества, не подлежащего конфискации, но подвергнутого аресту для обеспечения гражданского иска, имеется правовая неопределённость, которая ограничивает право собственников.

КС в своём постановлении (18-П/2019) отметил, что наложение ареста на имущество должно быть обусловлено предполагаемой причастностью его владельца к преступной деятельности, предполагаемым преступным характером происхождения или же должно основываться на законе, который устанавливает материальную ответственность лица за действия обвиняемого. Наложение ареста на имущество лиц, которые не являются обвиняемыми, допускается лишь в целях обеспечения предполагаемой конфискации или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу. При этом у суда должны быть основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо использовалось в качестве орудия преступления или финансирования преступной деятельности.

Суд подчеркнул, что сохранять арест на имущество в целях возмещения вреда можно, если по делу будет заявлен гражданский иск потерпевшего к владельцу имущества. В этом случае продление ареста имущества должно осуществляться на основании ч. 1 ст. 115 УПК.

Наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела, отметил суд. Сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в силу является несоразмерным и необоснованным умалением права собственности и не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод.

Таким образом, КС признал, что ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК не соответствуют Конституции. Согласно решению, постановления в отношении имущества Янмаевой подлежат пересмотру.

Источник: http://pravo.ru/news/215248/

Конституционный суд рассмотрит еще один запрос об изъятии имущества у третьих лиц

Конституционный суд проверит нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие конфисковывать имущество третьих лиц, арестованное в ходе производства по уголовному делу, не доказывая причастность его владельцев к преступлению. Об этом сообщается на сайте суда. Поводом для проверки первой части ст. 73 УПК, а также положений ст. 299 и 307 УПК стала жалоба жительницы Волгограда Ирины Янмаевой, чья квартира и машина были арестованы в 2008 г. Центральным районным судом Волгограда по ходатайству следователя.

По информации правоохранителей, собственность была получена заявительницей от руководителя ЖСК «Равенство. Гарантия. Стабильность» Светланы Покасовой, которую в 2015 г. признали виновной в хищении средств пайщиков. Янмаева не являлась фигурантом этого дела, даже не проходила по нему в качестве свидетеля или гражданского ответчика. Вынося приговор по делу, суд снял арест с ее имущества, как не имеющего отношения к уголовному делу. Но апелляционная инстанция такое решение отменила и сохранила арест на квартиру и автомобиль Янмаевой – до полного возмещения ущерба, причиненного потерпевшим. Вышестоящие инстанции, включая Верховный суд, с таким решением согласились.

Читайте так же:  Исковое расторжении брака алиментах

Когда суд принимал решение об аресте имущества, он ссылался на оперативные данные, объясняет адвокат Виктор Кожанов, представляющий заявительницу. Потом арест просто продлевался, а в решении апелляционной инстанции не было приведено никаких доказательств, подтверждавших причастность имущества к преступной деятельности осужденных. Таким образом, Янмаева лишилась имущества на основании одних подозрений. Согласно УПК, суд обязан доказывать, что имущество обвиняемых, подлежащее конфискации, было получено в результате преступления или использовалось для его совершения. Однако там не оговаривается аналогичная обязанность суда в отношении третьих лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, – такой пробел позволяет судам формально подходить к решению вопроса о судьбе имущества, арестованного в ходе следствия, подчеркивает Кожанов.

Это уже далеко не первый случай, когда Конституционному суду приходится разбираться с вопросами изъятия имущества по уголовному делу. Так, в 2015 г., решая вопрос о режиме хранения вещдоков, суд напомнил: изъятие имущества у лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, и использование которого в совершении преступления только предполагается, может иметь лишь временный характер. Эта процессуальная мера носит обеспечительный характер и не порождает переход права собственности на имущество, разъясняли тогда судьи.

В условиях возрастающей фискальной функции государства активность, связанная с арестом имущества и обращением на него взыскания, в последнее время в целом заметно усилилась, отмечает адвокат Вадим Клювгант. Проблема в том, что в рамках уголовного судопроизводства должны устанавливаться не только принадлежность имущества, но и обстоятельства, подтверждающие его причастность к совершению преступления, однако этим часто пренебрегают, добавляет адвокат.

Источник: http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2019/02/05/793367-sud

КС признал неконституционными часть норм УПК об аресте имущества

Сегодня Конституционный Суд РФ огласил Постановление по делу о проверке конституционности ряда норм Уголовно-процессуального кодекса РФ и Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». КС признал неконституционными положения части 9 статьи 115 УПК РФ, сообщила пресс-служба КС.

Поводом к проверке конституционности положений частей 1, 3 и 9 статьи 115, статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса РФ и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» явились жалобы ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Костаревой Людмилы Ивановны.

История вопроса и позиции заявителей. Заявители обжаловали нормы, определяющие порядок наложения и отмены ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества. Заявители указывали на то, что оспариваемые нормы, примененные в делах, фактически лишили их имущества.

ЗАО «Недвижимость-М». В январе 2009 года суд общей юрисдикции — в качестве меры обеспечения исполнения приговора по уголовному делу (в части гражданского иска) — наложил арест на недвижимое имущество ЗАО «Недвижимость-М» общей площадью 1226,6 кв.м.

Это имущество являлось предметом залога по кредитному договору между банком «Левобережный» и ООО «Стиф-Инвест», под предлогом заключения которого у банка неустановленными лицами были похищены 70 млн. руб.

ЗАО «Недвижимость-М» в уголовном деле участником не является. Спор относительно кредитного договора между «Недвижимостью-М» и банком к моменту ареста уже был разрешен арбитражным судом.

По мнению заявителя, оспариваемая норма применима только в отношении имущества подозреваемых или обвиняемых по уголовному делу или тех, кто отвечает за вред, причиненный ими на основании закона. До тех пор, пока невозможно определить ответственных лиц – оснований для наложения ареста нет.

«Соломатинское хлебоприемное предприятие». В июле 2007 года ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство. Согласно ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», после признания должника банкротом, снимаются ранее наложенные аресты на имущество и не допускается наложение новых. Однако в 2008 году, основываясь на уголовном деле в отношении генерального директора этого предприятия, суд наложил арест на имущество ООО с целью возмещения ущерба.

В своей жалобе в КС РФ заявитель оспаривает нормы, допускающие арест на имущество не являющегося участником уголовного судопроизводства предприятия-банкрота, в отношении которого открыто конкурсное производство. ООО считает, что оспариваемые нормы ставят одних участников конкурсного производства в неравное положение с другими в зависимости от их участия в уголовном судопроизводстве.

Гражданка Костарева Л.И. В отношении сына гражданки Костаревой Л.И. было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. Он скрылся, объявлен в розыск, следствие было приостановлено. В июне 2008 года на недвижимое имущество Костаревой Л.И. наложили арест, как на имущество, приобретенное на средства, полученные преступным путем и используемые для финансирования организованной группы.

Заявительница утверждает, что после приостановления производства по уголовному делу арест (в виде запрета распоряжаться и пользоваться принадлежащими ей офисными помещениями) будет сохраняться неопределенно длительное время и фактически носит не временный, а постоянный характер.

Позиция Суда. Право частной собственности охраняется законом, и каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им, никто не может быть лишен его иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Этими положениями Конституции РФ подчеркивается принцип неприкосновенности собственности.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом. Соответственно, при рассмотрении в уголовном судопроизводстве вопросов, касающихся отношений собственности, суды общей юрисдикции обязаны применять положения гражданского законодательства.

Часть 1 статьи 115 УПК РФ предусматривает, что наложение ареста на имущество для обеспечения приговора в части гражданского иска (дело ЗАО «Недвижимость-М»), возможно в отношении имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Это не может рассматриваться как несправедливое и несоразмерное ограничение права собственности. Арест на имущество в таких случаях направлен на защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления. Однако применение указанной меры предполагает установление личности подозреваемого или обвиняемого, без чего невозможно определить лицо, несущее материальную ответственность. Следовательно, арест имущества лиц, не являющихся фигурантами уголовного дела, невозможен. Арест может быть наложен лишь на имущество того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда. Исходя из конституционно-правового толкования, данного Конституционным Судом РФ, часть 1 статьи 115 УПК РФ не противоречит Конституции РФ.

Вне зависимости от того, должно ли юридическое лицо нести ответственность за действия своего директора (дело ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие») или по обязательствам другого юридического лица, правоприменитель не должен положениям статьи 115 УПК РФ придавать смысл, противоречащий законодательству о банкротстве. Тем самым, создавать привилегированные условия для отдельных конкурсных кредиторов лишь в силу признания их субъектами уголовного судопроизводства.

Согласно ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», особый режим имущественных требований к должнику создает условия для преодоления его неплатежеспособности и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов. Все это направлено на предоставление кредиторам равных возможностей при реализации экономических интересов. Положения части 3 статьи 115 УПК РФ в их взаимосвязи с абзацем 9 пункта 1 статьи 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не противоречат Конституции РФ. Они не предполагают ни наложения ареста на имущество должника, находящегося в процедуре конкурсного производства, ни сохранения ранее наложенного ареста в рамках уголовного судопроизводства.

Читайте так же:  Данные по алиментам

Арест имущества, находящегося у других лиц и полученного в результате преступных действий, либо для финансирования подобной деятельности (дело гражданки Костаревой) необходим для обеспечения публично-правовых целей уголовного судопроизводства. Иное противоречило бы общественным интересам.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Однако данная мера не влечет перехода права собственности и носит временный характер – на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Предварительное следствие может быть приостановлено, например, в связи с тем, что подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия, в этом случае время его приостановления не включается в срок предварительного следствия. Соответственно, из временной меры, ограниченной определенными в законе сроками, подобный арест превращается в ограничение права собственности на неопределенный срок, что ставит под угрозу само существо этого права. Подобный арест по своему содержанию сопоставим с конфискацией имущества, применяемой по приговору суда.

Расходы собственника по содержанию арестованного имущества и неполученные доходы от его возможного использования не отнесены законом к процессуальным издержкам, подлежащим взысканию по итогам судебного разбирательства. Отсутствие в УПК механизма возмещения убытков, из-за ограничения прав собственника, также не компенсируется возможностью предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства. Следовательно, законодательство не содержит средств эффективного восстановления в правах лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, чье право собственности ограничено чрезмерно длительным арестом имущества по приостановленному уголовному делу. Это не согласуется и с принципом презумпции невиновности, закрепленным в статье 49 Конституции России.

Таким образом, положения части 9 статьи 115 УПК РФ во взаимосвязи с ее частью 3 и пунктом 2 части 1 статьи 208 УПК РФ признанны неконституционными. Они противоречат статьям 8, 34 (часть 1), 35 (части 1– 3), 46 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 3) Конституции РФ, в той мере в какой не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения приговора в части гражданского иска. В случаях приостановления предварительного следствия по уголовному делу в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия.

Федеральному законодателю надлежит внести соответствующие изменения в УПК Российской Федерации, чтобы обеспечить эффективную защиту права собственности, включая компенсацию собственнику убытков при чрезмерно длительном применении данной обеспечительной меры.

Правоприменительные решения по делам ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Костаревой Людмилы Ивановны подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Председательствовал в процессе Сергей Михайлович КАЗАНЦЕВ. Судьей-докладчиком по делу был Геннадий Александрович ЖИЛИН.


Источник: http://pravo.ru/news/view/47424/

КС разрешил изымать имущество у семей и знакомых коррупционеров

Конституционный суд не нашел противоречий с Основным законом в нормах, позволяющих изымать в пользу государства имущество, если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена любыми лицами, а не только чиновниками и членами их семей, указанными в законе о контроле за расходами госслужащих (супруги и несовершеннолетние дети). Об этом говорится в отказных определениях Конституционного суда по жалобам экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых, которые опубликованы на сайте суда. В 2017 г. Никулинский суд Москвы изъял у заявителей имущество на сумму более 9 млрд руб., придя к выводу, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи явно не позволяли приобретать автомобили и недвижимость в таком количестве.

Заявители, в числе которых родители Захарченко, его сестра и бывшие подруги, усомнились в правомерности применения к ним норм о контроле за расходами чиновников, ведь они не обязаны подтверждать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество. А прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко, Генпрокуратура представить не смогла. Но Конституционный суд напомнил, что подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей. Установленный порядок ее применения позволяет обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество, так как не лишает такое лицо права представить в суд доказательства законности происхождения средств, на которые приобреталось имущество. Спорные нормы не противоречат Конституции, так как не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства. Проверка же законности и обоснованности вынесенных в отношении заявителей судебных решений в полномочия Конституционного суда не входит, разъяснили судьи.

Конституционный суд просто написал, что коррупция – это плохо, но не дал никакой оценки доводам заявителей, говорит адвокат родителей Захарченко Валерия Туникова. Суд даже не ответил на вопрос о законности изъятия денег, недоумевает она, хотя еще в 2016 г. разъяснял, что по смыслу закона о контроле за расходами взыскание может быть обращено лишь на прямо указанное там имущество (недвижимость, транспортные средства, акции и т. п.). Изымать же денежные средства можно, только если они получены от реализации имущества, законность приобретения которого чиновник не смог доказать.

Фактически Конституционный суд поставил точку в этом споре и теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения, констатирует адвокат Захарченко Александр Горбатенко. Причем доказывать это следует при помощи справки из налоговой по форме 2-НДФЛ, потому что, как показала практика, другим доказательствам суды не верят. Адвокат напоминает, что после решения по делу Захарченко число подобных дел резко выросло. Пока законодатели только обсуждают возможность распространения действия закона о контроле за расходами чиновников на более широкий круг лиц, не ограниченный членами их семьи, суды де-факто уже это сделали, недоумевает Горбатенко.

В конце прошлой недели Головинский суд Москвы взыскал в пользу государства активы более чем на 6 млрд руб. с обвиняемого во взяточничестве полковника ФСБ Кирилла Черкалина и его родственников. Под конфискацию не попала только квартира, выделенная его родителям по договору социального найма и впоследствии приватизированная.

У всех на слуху несколько громких антикоррупционных дел и с пропагандистской точки зрения они чрезвычайно эффективны, однако это работа на публику, считает адвокат Алексей Мельников. Проблема, по его мнению, в том, что нормы о конфискации могут работать на интересы общества только при наличии самостоятельного и независимого суда, в противном случае любого можно назначить держателем имущества коррупционера и под этот каток может попасть любой – по самым экзотическим основаниям вроде знакомства или сделки с имуществом. На самом деле практика упрощенной конфискации имущества у третьих лиц уже достаточно широко применяется, отмечает адвокат: «С моей точки зрения, конфискация собственности – это серьезнейший акт, который не может происходить произвольно и обоснование которого должно быть убедительным. У нас же прокуратура давно ничего не доказывает – она просто излагает свою позицию, а суд с ней соглашается». Такие дела – это очередной удар по инвестиционной привлекательности России, поскольку они демонстрируют очень отличное от цивилизованного отношение к институту собственности, резюмирует Мельников.

Читайте так же:  Выгоден ли автокредит отзывы


Источник: http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2019/11/11/815994-konstitutsionnii-sud

КС нашел пробелы в Уголовно-процессуальном кодексе

Конституционный суд (КС) запретил судам сохранять после вступления в силу приговора арест на имущество лиц, которые не были обвиняемыми по уголовному делу. При этом КС разрешил законодателю ввести процедуру перевода такого ареста из уголовного в гражданское или арбитражное судопроизводство. Эксперты опасаются, что такой арест может оказаться произвольным и бессрочным.

Постановление КС вынесено по жалобе Ирины Янмаевой, проходившей свидетелем в громком уголовном деле о финансовой пирамиде — крупнейшем в Волгоградской области кредитно-потребительском кооперативе «Равенство. Гарантия. Стабильность» (РГС), объединившем с 2003 года около 4 тыс. пайщиков. В 2008 году РГС обанкротился, в 2015 году семеро его организаторов, присвоивших более 633 млн руб., получили от 1,5 до 8 лет лишения свободы.

При этом вопрос о размере возмещения был передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, а обстоятельства, подтверждающие причастность арестованного имущества к совершению преступления, в приговоре изложены не были. Суды, согласно решению КС, ссылались на приобретение заявительницей объектов у одной из осужденных. По словам адвоката госпожи Янмаевой Виктора Кожанова, она покупала их на средства банковских кредитов.

КС признал, что практика применения в ее деле ст. 73, 299 и 307 УПК (о правилах доказывания в уголовных делах, вопросах, разрешаемых судом при постановлении приговора и содержании его мотивировочной части) неконституционна. А арест имущества в рамках уголовного дела не может продолжаться после вступления приговора в силу, а конфискация должна быть мотивирована. При этом КС не исключил «правомочия федерального законодателя» установить процедуру перевода такого ареста из уголовного в гражданское или арбитражное судопроизводство «в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска» и при обосновании в нем «фактической принадлежности» имущества третьего лица тому, кто признан виновным в преступлении.

Адвокат заявительницы Виктор Кожанов говорит, что последствия этого решения будут зависеть от результата пересмотра дела Ирины Янмаевой: «Суды должны устанавливать обстоятельства причастности имущества третьих лиц к преступной деятельности с предоставлением им процессуальных гарантий».

Как КС запрещал арестовывать имущество не являющихся фигурантами уголовных дел лиц

«КС разрешил законодателю ввести процедуру «превращения» уголовного ареста имущества в гражданский или арбитражный арест — иначе у причастных к преступлению лиц появится «окно возможностей» для сокрытия имущества, с которого уголовный арест уже снят, а взыскание в гражданском судопроизводстве еще не обращено»,— отмечает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан. Однако в законе, по его мнению, должен быть предусмотрен достаточно короткий срок для подачи потерпевшим гражданского иска, в противном случае арест имущества после приговора будет таким же бессрочным, как и до сих пор.

«Логично, что арест может быть сохранен на время, необходимое для предъявления гражданского иска и подачу заявления об обеспечительных мерах (например, несколько недель или месяц), но нелогичным является отсутствие временного интервала»,— говорит адвокат Double Bridge Law Сергей Усоскин. КС указывает, что уголовное производство не должно подменять гражданское, отметил он. Но «в гражданском процессе трудно получить обеспечительные меры. И это проблема, которая лишает граждан и организации возможности эффективно защищать свои права», говорит эксперт.

Как КС ограничил арест имущества правилами о защите собственности

«Вопрос разрешения гражданского иска в рамках уголовного дела зачастую для судей носит второстепенный характер. КС обратил внимание судов на необходимость более ответственно относиться к данному вопросу, соблюдая баланс интересов и прав потерпевших от преступлений»,— отметил адвокат Александр Гуканов. «В целях достижения баланса прав заинтересованных лиц следовало предусмотреть обязанность суда окончательно определять судьбу арестованного имущества одновременно с постановлением приговора либо непосредственно после его постановления в рамках уголовного судопроизводства по тому же делу. Тем более что аналогичный, по сути, вопрос о конфискации в УПК урегулирован именно таким образом»,— сказал адвокат Владислав Филатьев. Предложенный КС вариант, по его словам, «может привести к возникновению практики произвольного изъятия имущества у законных собственников, поскольку в дальнейших гражданских (арбитражных) процедурах его фактическая принадлежность осужденному будет презюмироваться».

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3947679

Конституционный суд изучит практику внесудебного ареста имущества

Конституционный суд принял к рассмотрению жалобу подмосковного ООО «Синклит», которое просит признать не соответствующим Конституции порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами (ч. 1 ст. 81.1 УПК) в той части, которая позволяет следователю накладывать арест на имущество предпринимателей без решения суда. Поводом для жалобы стал арест оборудования для производства сигарет, принадлежащего белгородскому филиалу «Синклита», в рамках дела, возбужденного в феврале по ст. 171.1 (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки). Обвинение до сих пор никому не предъявлено, а оборудование стоимостью в 30 млн руб. простаивает, говорит адвокат Михаил Пустотин, представляющий заявителя. Оно приобщено к делу , так как служило средством совершения преступления и может служить средством обнаружения преступления, говорилось в постановлении следователя. Свердловский райсуд Белгорода признал это решение законным, указав, что следователь наделен правом, а не обязанностью обращаться в суд с ходатайством о наложении ареста.

Сложившийся порядок приводит к ограничению свободы предпринимательской деятельности и нарушает конституционное право свободно владеть и распоряжаться своим имуществом, уверен заявитель: приобщение имущества к материалам уголовного дела в сфере экономики возможно лишь при соблюдении судебной процедуры, которая может обеспечить соблюдение прав собственника и не допустить их бесконтрольного ограничения, подчеркивается в жалобе: эта процедура предусматривает определенный срок и обязывает суд указывать наличие конкретных обстоятельств, позволяющих ограничить право собственника.

Пресс-служба УМВД по Белгородской области в пятницу не смогла оперативно ответить на вопрос «Ведомостей» о том, насколько обоснованным был арест принадлежащего ООО «Синклит» оборудования.

Считаю обоснованным и важным исключить применение в интересах следствия мер, приводящих к приостановлению деятельности предприятий, включая изъятие жестких дисков с компьютеров и серверов.

Источник: http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/10/23/738890-vnesudebnogo-aresta-imuschestva

Арест имущества: конкуренция норм

Наложение ареста на имущество на длительные сроки при отсутствии конкретного подозреваемого (обвиняемого) антиконституционно, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов участников гражданско-правовых отношений.

Ситуация

25 декабря 2009 г. первым отделом СЧ СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы по итогам проверки, проведенной ОБЭП УВД ЮЗАО г. Москвы, инициированной заявлением Сбербанка, было возбуждено уголовное дело по факту обнаружения в действиях неустановленного лица из числа руководителей ООО признаков преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Согласно версии обвинения неустановленное лицо, заключив с банком в 2006—2007 гг. в г. Москве пять договоров на открытие невозобновляемых кредитных линий и добившись от него перевода обществу 5532456826,99 руб., умышленно присвоило их.

СЧ СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы обратилась в Невский районный суд г. Санкт-Петербурга с ходатайством о наложении ареста на имущество ООО, находящееся в г. Санкт-Петербурге.

Постановлением этого суда от 25.06.2010 ходатайство было удовлетворено.

Однако конкурсный управляющий поставил вопрос перед кассационной инстанцией об отмене постановления о наложении ареста на имущество, мотивируя это следующим.

Читайте так же:  Что означает работа по совместительству

Во-первых, ООО не может нести имущественную ответственность за действия, совершенные конкретным физическим лицом (пусть и из числа своих руководителей), которое должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика по делу. Во-вторых, решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области общество признано банкротом, а в силу п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и открытии конкурсного производства должны быть сняты ранее наложенные аресты на имущество должника. Наложение новых арестов не допускается, ибо это нарушает права общества и его кредиторов.

В обоснование свой позиции он также сослался на постановление Конституционного суда РФ от 31.01.2011 № 1-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1, 3 и 9 ст. 115, п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, абз. 9 п. 1 ст. 126-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гр. Л.И. Костаревой.

Анализ

Цель названного постановления КС РФ проста: положить конец вмешательству органов предварительного расследования в гражданско-правовые отношения. Они обычно развиваются по следующей схеме.

Юридическое лицо, пользуясь попустительством многочисленных кредиторов, набирает массу кредитов, однако по ряду причин в определенный момент не может их вернуть и оказывается банкротом. Совершенно очевидно, что к нему мгновенно выстраивается очередь из кредиторов, теоретически имеющих равные шансы на возврат остатков своих средств.

Ситуация нормальная, поскольку кредитор всегда рискует, что его должники не вернут долг и (или) обанкротятся. Но пребывание в общей очереди для них не очень перспективно. И тогда наиболее авторитетные кредиторы, например Сбербанк, добиваются включения уголовно-процессуального ресурса: накладывают арест на имущество, эквивалентное объему долга, и забирают все себе.

Понятно, что другие кредиторы в таких условиях могут ничего не получить.

Анализ вышеприведенной ситуации наводит на следующие размышления.

Сбербанк в 2005—2007 гг. поторопился перевести ООО крупную сумму денег. Очевидно, решение об этом было принято на самом «верху», поскольку общество от исполнения обязательств уклонилось. Вполне естественно, что к «верхам» был обращен вопрос, в чем причина столь щедрого и ничем не обеспеченного кредитования.

Что в таких условиях предпринять?

Попытаться перевести стрелки на неустановленного расхитителя, скрывающегося в рядах руководителей ООО, что, собственно, и было сделано в 2009 г. путем возбуждения уголовного дела.

Тем не менее к 2011 г. органы предварительного расследования виновного так и не установили. Фамилии неустановленных лиц из числа руководителей ООО фигурируют в двусторонних договорах с банком. Это скорее всего означает, что под вопросом отсутствие в действиях руководителей состава преступления: ООО просто неэффективно использовало деньги.

В таких случаях невозвращенные кредиты банк списывает в убытки, а лица, выдавшие их, наказываются. Единственное прикрытие для них — возбужденное уголовное дело, которое может существовать вечно, в том числе в приостановленном виде, так как согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ в действующей редакции это не возбраняется.

Естественно, ситуация «нерасследования и непрекращения» неизбежно влечет нарушение прав широкого круга лиц, заинтересованных в использовании принадлежащих им активов и пассивов.

Конституционный суд РФ, выявив данную проблему, указал, что имущество не должно не­ограниченно долго находиться под арестом, особенно если производство по уголовному делу приостановлено.

Суды кассационной и надзорной инстанций в спор между органами предварительного расследования и конкурсным управляющим вмешиваться не стали и оставили решение суда первой инстанции о наложении ареста без изменения.

Между тем заместитель председателя Верховного суда РФ Анатолий Петроченков, выступая в Российской академии правосудия на научно-практической конференции «Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики», был вынужден констатировать: «Сегодня актуальным является вопрос о наложении ареста на имущество, которое предположительно, по версии следствия, является предметом преступного посягательства, в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу отсутствует конкретный подозреваемый (обвиняемый).

В целом суды удовлетворяют ходатайства органов предварительного расследования о наложении ареста на конкретное имущество других лиц в случаях, когда имеются основания полагать, что такое имущество добыто в результате преступной деятельности конкретного лица. Если же по делу отсутствует конкретный подозреваемый (обвиняемый), то большинство судов принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства».

Сказанное позволяет сделать вывод, что наложение ареста на имущество на длительные сроки при отсутствии конкретного подозреваемого (обвиняемого) противоречит Конституции РФ, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов участников гражданско-правовых отношений.

К сведению

Высший орган конституционного надзора постановлением от 31.01.2011 признал следующее.

1. Положение ч. 1 ст. 115 УПК РФ, предусматривающее в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска наложение ареста на имущество лиц, несущих по закону материальную ответственность за действия подозреваемого или обвиняемого, не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования оно означает, что арест может быть наложен на имущество лишь того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда.

2. Часть 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1 ст. 126-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них нормативные положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают наложение ареста на имущество должника, в отношении которого введена процедура конкурсного производства, либо сохранение после введения данной процедуры ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами.

3. Часть 9 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 той же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ не соответствуют Конституции РФ, в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях, когда предварительное следствие по уголовному делу приостановлено в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия.

4. Правоприменительные решения по делам ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гр. Л.И. Костаревой подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

5. Федеральному законодателю надлежит исходя из требований Конституции РФ и постановления Конституционного суда РФ внести в УПК РФ необходимые изменения, чтобы обеспечить лицам, на чье имущество в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, эффективную защиту права собственности, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

1 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 30.08.2010 рег. № 22к-5730/402, дело № 9-1073/10; постановление судьи Санкт-Петербургского городского суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 03.11.2010 № 4у-2129/10.

2 Петроченков А.Я. Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства в практике судов общей юрисдикции (пленарный доклад) // Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики. М., 2011. С. 11.


Источник: http://www.eg-online.ru/article/137106/
Конституционный суд арест на имущество
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here