Гарантии военной помощи ирана

Сегодня мы ответим на вопросы по теме: "Гарантии военной помощи ирана" с профессиональной точки зрения с комментариями и выводами. Просьба все вопросы задавать дежурному специалисту.

Иран критикует планы увеличения американской военной помощи ряду ближневосточных стран

Тегеран. 31 июля. ИНТЕРФАКС-АВН — Иран подверг критике планы США увеличить военную помощь ряду стран Ближнего Востока.

Эти планы преследуют цель «посеять страх» в регионе и обеспечить экспорт американского оружия, заявил официальный представитель МИД Ирана Мохамад Али Хосейни. По его словам, для оправдания своей политики Вашингтон прибегает к «сфабрикованным обвинениям» в адрес «ряда ближневосточных государств».

Ранее вашингтонская администрация объявила о намерении увеличить военную помощь Саудовской Аравии, Египту и Израилю. В рамках этой программы в ближайшие 10 лет им предполагается выделить, соответственно, $20 млрд, $13 млрд и $30 млрд.

Государственный секретарь США Кондолиза Райс, прибывающая во вторник в Египет вместе с министром обороны США Робертом Гейтсом, заявила сопровождающим ее журналистам, что оказание такой помощи является частью «стратегии, направленной на сдерживание негативного влияния «Аль-Каиды», «Хезболлы», а также Сирии и Ирана».

К.Райс и Р.Гейтс посетят Египет и Саудовскую Аравию. В Египте также состоится их встреча с министрами иностранных дел стран Совета сотрудничества государств Персидского залива, в который входят Кувейт, Саудовская Аравия, Бахрейн, Оман Катар и Объединенные арабские эмираты.

Затем К.Райс — уже одна — нанесет визиты в Израиль и в Палестинскую автономию, где проведет переговоры, направленные на активизацию процесса урегулирования израильско-палестинского конфликта.

Источник: http://vpk.name/news/8223_iran_kritikuet_planyi_uvelicheniya_amerikanskoi_voennoi_pomoshi_ryadu_blizhnevostochnyih_stran.html

Армия Ирана способна нейтрализовать любую неядерную угрозу

С военно-географической точки зрения положение Ирана весьма выгодно. Он непосредственно граничит со странами, которые, по крайней мере, в настоящее время, не выказывали готовности предоставить свою территорию под группировку НАТО и Израиля для военной операции против своего соседа.

Турция вряд ли пойдет на это, поскольку претендует на возрождение влияния в исламском мире и имеет сложные отношения с Израилем. Однако с учетом вовлеченности во внутренний конфликт в Сирии на стороне противников законного правительства этой страны – союзницы Ирана, а также членства в НАТО в определенных условиях Анкара может предоставить свою территорию для подобных операций.

В Пакистане сильны антиамериканские настроения. Поэтому размещение значительных контингентов войск НАТО весьма затруднено. Однако экономическая зависимость Пакистана от США и сильное проамериканские лобби в политической элите могут привести к тому, что при определенном давлении руководство страны согласится на размещение группировок войск, предназначенных для войны с Ираном.

Багдад стремится поддерживать с Тегераном как минимум нейтральные отношения и, вероятнее всего, не предоставит возможности для вторжения к соседу.

В Афганистане группировка вооруженных сил НАТО не в состоянии контролировать территорию страны, где к тому же отсутствует достаточная инфраструктура для размещения и обеспечения интенсивной боевой деятельности значительных группировок войск. Саудовская Аравия и соседние арабские монархии, скорее всего, согласятся стать плацдармом для операции против Ирана. Они имеют относительно развитую военную инфраструктуру, позволяющую разместить значительные контингенты. Однако так как общей границы с Ираном у этих стран нет, их территория может быть использована главным образом для размещения группировки ВВС.

Военный потенциал Ирана один из крупнейших на Ближнем Востоке. Вооруженные силы отличаются хорошей выучкой личного состава. Его боевой дух весьма высок, что в значительной мере определяется тем, что Иран является теократическим государством, в котором в качестве официальной религии принят ислам шиитского направления. Сегодня это одно из наиболее пассионарных религиозных течений.

ВС Ирана состоят из двух независимых компонентов – армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В каждом из них имеются собственные сухопутные войска, ВВС и ВМС с соответствующей системой органов управления мирного и военного времени.

Общая численность регулярных вооруженных сил Ирана превышает 900 тысяч человек, из которых около 670 тысяч – в сухопутных войсках армии и КСИР, до 100 тысяч – в ВВС, более 45 тысяч – в ВМС, а также порядка 150 тысяч – в силах сопротивления «Басидж» и силах специального назначения «Коде». Резерв сухопутных войск составляет 350 тысяч человек при общем мобилизационном ресурсе 10 миллионов.

Персы – сила!

По материалам открытой печати, в боевом составе Сухопутных войск более 1600 танков, среди которых 540 Т-55, 480 Т-72, 168 М47, 150 М60, 100 «Чифтен», 100 «Зульфикар» (вполне современных танков собственной иранской разработки) и 75 Т-62. Имеется 550–670 боевых машин пехоты, 2085 орудий несамоходной артиллерии и 310 САУ, около 870 РСЗО, 1700 зенитных орудий войсковой ПВО, большое количество противотанковых орудий, а также не менее 220 вертолетов.

Кроме этого, 32 ПУ БРСД Shihab-3 (в наличии около 40 ракет) и 64 ПУ оперативно-тактических ракет (для которых имеется около 250 ракет Shihab-1 и 100 Shihab-2).

Основу боевой мощи ВВС составляют 25 МиГ-29, 65 истребителей-бомбардировщиков F-4, более 60 F-5, до 24 «Мираж» F1EQ и 60 F-14 (из них в летном состоянии около 25), а также 30 фронтовых бомбардировщиков Су-24. Всего же в боевом составе ВВС насчитывается порядка 300 боевых и 100 транспортных самолетов, более 400 вертолетов различного предназначения.

Наличие F-14, обладающих мощной РЛС с ФАР (дальность обнаружения целей типа истребитель – до 200 км, а типа бомбардировщик – 300 км и более) и возможностью автоматизированного обмена данными, позволяет решать задачи радиолокационного наблюдения и наведения истребительной авиации на воздушные цели. То есть иранская ПВО при создании радиолокационного поля располагает помимо весьма уязвимой наземной компоненты еще и воздушной с существенно большей боевой устойчивостью.

Иранские ВМС считаются самыми боеспособными в зоне Персидского залива. В их составе пять корветов, 20 ракетных (в том числе 10 катеров типа Houdong, оснащенных ракетами C-802 с дальностью стрельбы 120 километров) и 20 торпедных катеров, 13 десантных кораблей, 28 вспомогательных судов, три подводные лодки, 22 самолета и 15 вертолетов.

Кроме этого, в составе ВМС Ирана имеется порядка 20 сверхмалых подводных лодок и около 10 береговых ракетных комплексов, оснащенных ПКР с дальностью стрельбы от 70 до 250 километров.

ПВО представлена ракетными комплексами, преимущественно советской (российской) разработки. Это около 10 ЗРК С-200 и 45 С-75, а также 29 «Тор-М1» и 10 ЗРПК «Панцирь С1». Также в составе ПВО имеется 30 британских ЗРК ближнего радиуса действия «Рапира» и 150 ЗРК Improved Hawk американского производства, для которых освоено производство ракет и запчастей (эти ЗРК прошли модернизацию по иранскому проекту, получив название «Шахин»). Известно и о некотором количестве советских ЗРК «Квадрат» и 15 мобильных устаревших британских ЗРК «Тайгеркэт». Всего в составе ПВО страны насчитывается около 3000 единиц зенитных огневых средств. Как известно, Россия поставляет в Иран ЗРС С-300.

Читайте так же:  Начислена недостача проводки

Завидная потенция

Боевые возможности вооруженных сил Ирана тщательно скрываются. Однако на основе анализа их боевого состава и численности можно с достаточной вероятностью оценить их способность противостоять внешней агрессии.

ВВС и ПВО Ирана при условии проведения эффективных мер оперативной маскировки способны оказать действенное сопротивление даже наиболее современному воздушному противнику, в частности они вполне могут сорвать воздушную наступательную операцию ВВС НАТО и Израиля с участием в ней до 300–350 самолетов и до 500 крылатых ракет. При этом ожидаемые потери системы ПВО и ВВС Ирана не превысят критические и они сохранят боеспособность, тогда как агрессор недосчитается 5–12 процентов своей авиации.

При этом сами иранские вооруженные силы могут нанести ракетные удары с применением БРСД по объектам в оперативной глубине группировки вооруженных сил противника и вывести из строя на срок до двух-трех суток до четырех – шести аэродромов с уничтожением от 10 до 15 процентов базирующихся на них самолетов и вертолетов.

ВМС Ирана способны противостоять мощному морскому противнику (например, флоту США) только в прибрежных районах, на удалении до 150 км от побережья. По оценкам американских военных специалистов, которые они сделали после проведенных учений с компьютерным моделированием боевых действий, потери ВМС США в случае их входа в Персидский залив могут оказаться при благоприятном для Ирана развитии обстановки весьма значительными – до одного авианосца и до четырех-пяти надводных кораблей класса крейсер-эсминец. Потери иранских ВМС также будут весьма значительными и могут превысить 70 процентов начального боевого состава.

На удалении более 300 км от побережья эффективно противодействовать ВМС США Иран способен только неатомными подводными лодками российского производства проекта 877ЭКМ и минным оружием. Этими силами и средствами ВМС смогут в лучшем случае уничтожить или вывести из строя один-два надводных корабля противника.

Сухопутные войска Ирана при полном отмобилизовании обеспечат в оборонительных операциях отражение удара крупных группировок войск противника. Если это будут войска наиболее развитых стран мира, таких как США, действующих при поддержке союзников из арабского мира, то ВС Ирана вполне смогут отразить удар группировки численностью до 200–250 тысяч человек.

Военно-политический анализ показывает, что имеющийся состав иранских ВС в целом соответствует сегодняшним угрозам в отношении страны и позволяет нейтрализовать их даже с учетом не только военных, но других факторов.

Ругаться можно, драться – нет

Потенциал стран региона, являющихся открытыми противниками Ирана, не позволяет им самостоятельно или даже в коалиции выступить против. Так, Саудовская Аравия, имея мощные по техническому оснащению ВС, значительно уступает в духовном потенциале и боевой выучке войск (что хорошо продемонстрировали конфликты, в которых принимали участие войска королевства).

Турция, имея в тылу курдскую проблему, вряд ли решится на войну против Ирана даже в союзе с саудитами и другими монархиями Залива. Израиль, являясь открытым врагом, слишком удален от территории основного противника, чтобы иметь возможность осуществить против него более или менее серьезную агрессию с разумными политическими целями.

Принципиально возможна против Ирана агрессия со стороны США. Она может быть вызвана, к примеру, активным расширением Тегераном своего влияния в зоне Персидского залива. Такая агрессия будет, вероятнее всего, проводиться в форме масштабной воздушной кампании по типу той, что имела место в Югославии.

Действий сухопутных войск США постараются избежать, опасаясь серьезных людских потерь. Подобная операция может преследовать цель полного разгрома ядерного комплекса Ирана и поражения его экономических объектов. Она будет проводиться коалицией во главе с США. Ее основными участниками могут быть Турция и Саудовская Аравия, территория и военная инфраструктура которых составят основу необходимого плацдарма. Исключительно важно привлечение Пакистана, без которого обеспечить эффективное воздействие по всей территории Ирана силами тактической авиации крайне трудно.

Нарастающий кризис в Европе и самих США, а также давление со стороны международного сообщества в случае затягивания операции могут заставить свернуть ее до того, как будут достигнуты поставленные цели. То есть, возможно, она может закончиться провалом.

Для того чтобы этого не произошло, США и их союзникам придется обеспечить подавляющее превосходство своей авиационной группировки в количественном и качественном отношении над ПВО и ВВС Ирана. То есть необходимо создать группировку авиации общей численностью не менее 1500 машин, в том числе до 300 самолетов авианосного крыла и до 40–50 стратегических бомбардировщиков. Кроме того, вероятно выделение 1500–2500 крылатых ракет, в основном для стратегической авиации.

Общий объем грузов, которые потребуется доставить в район предстоящих боевых действий (по опыту военных операции против Ирака) может превысить два-три миллиона тонн. А суммарные затраты на такую операцию, по самым осторожным оценкам, превысят триллион долларов. Даже для США это весьма чувствительно.

Удары по Ирану вызовут скачок цен на нефть, что обострит неблагополучную экономическую ситуацию в Европе, вызовет негативную реакцию Китая. При этом только воздушными операциями ядерную программу Тегерана не сорвать, так как наиболее важные ее объекты расположены в скальных укрытиях, которые даже самыми мощными обычными боеприпасами поразить невозможно. А применение ядерного оружия неприемлемо по политическим соображениям.

Создать сегодня антииранскую коалицию будет затруднительно. Для всех потенциальных партнеров США втягивание в такую войну чревато серьезным обострением внутренних проблем.

Вряд ли получится провести резолюцию, разрешающую операцию против Ирана, через СБ ООН. Это также серьезно охладит желание региональных союзников США присоединиться к коалиции.

То есть Иран создал условия, при которых масштабная агрессия против него практически неосуществима.


Источник: http://army-news.ru/2016/03/armiya-irana-sposobna-nejtralizovat-lyubuyu-neyadernuyu-ugrozu/

Яков Кедми объяснил, почему Путин отказал Ирану в военной помощи против США

На днях Путин ответил на вопрос одного европейского издания о том, как Россия относится к угрозе вторжения США в Иран. Ответ Путина озадачил многих — он фактически отказал Ирану в военной помощи. Почему это произошло, разбираемся на основе мнений Якова Кедми и автора канала «Крым про Мир» .

Краткая предыстория вопроса о помощи Ирану

Итак, отвечая на вопрос СМИ, Путин сказал буквально следующее :

Мы не пожарная команда и не можем все время кого-то спасать, особенно там, где от нас мало что зависит.

Напомню, что в последние недели ситуация вокруг Ирана обострилась. Трамп анонсировал возможность удара по этой стране. Для чего в Персидский залив была послана АУГ США с атомным авианосцем «Авраам Линкольн» и стратегические бомбардировщики В-52.

Но если такой удар будет нанесен, то Среднюю Азию, Закавказье и юг России захлестнет многомиллионная волна иранских беженцев. Об этом у меня есть отдельный материал:

Поэтому, исходя из такой угрозы, по логике вещей Путин должен был бы высказаться за помощь Ирану. Особенно учитывая, что Иран помогает Сирии и выступает на стороне РФ и КНР во многих международных делах.

Но Путин своим ответом буквально отказал в поддержке Ирану. Почему он это сделал — выражу два мнения. Мнение политолога Якова Кедми и свое собственное.

Кедми о последствиях нападения США и арабов на Иран

Скорее всего, Путин так ответил не потому, что отказывается оказывать помощь Ирану. А потому, что такое нападение просто невозможно.

Читайте так же:  Порядок получения служебного жилья военнослужащим по контракту

Дело в том, что Иран имеет почти миллионную боеготовую армию (с учетом формирований КСИР и «Басидж»). У него на вооружении десятки подлодок, сотни истребителей, собственные крылатые и баллистические ракеты.

Чтобы осуществить нападение на Иран, Америке нужно сосредоточить в районе Персидского залива как минимум полумиллионную группировку наземных войск. А это – миллионы тонн грузов, которые потребуется доставить в течение 3-6 месяцев к месту высадки. Что очень дорого и проблематично.

Чтобы собрать такое количество войск, США нужно буквально «оголить» фланги. То есть, в том числе, собрать силы из Дальнего Востока. А это уменьшит военные возможности Америки против Китая.

Что позволит Китаю в перспективе решить некоторые вопросы. Например, окончательно установить свой суверенитет над спорными островами в Южно-Китайском море и т.п. А этого Америка допустить не может.

Кроме того, США могут использовать против Ирана армии соседних арабских стран.

Но почти во всех них большинство населения составляют мусульмане-шииты. Например, по словам Кедми, в Ираке их 60%, в Бахрейне 80%. Также большинство шиитов наблюдается в Кувейте и т.п. Соответственно, они не будут участвовать в конфликте с шиитским Ираном.

Но даже если это произойдет, конфликт будет затяжным. По мнению Кедми, в этом случае уже через полгода после его начала у Тегерана появится ядерное оружие. Что очень опасно не только для США, но и для Израиля и Саудовской Аравии.

Таким образом, повторюсь, Путин мог отказать в военной поддержке Тегерану, будучи уверенным, что США не нападут на эту страну.

Почему Путин отказал Ирану в военной поддержке – мнение автора

Иран хочет вести себя как мировая держава. Полностью независимая, со своим исключительным мнением и т.п.

Поэтому, когда Россия просила предоставить иранские аэродромы, чтобы бомбить боевиков в Сирии – Тегеран не пошел нам на встречу.

Он один раз разрешил ВКС РФ нанести удар с одного из своих аэродромов, а потом отказался участвовать в совместной работе. В итоге был сбит наш бомбардировщик у Турции в 2015 году.

Но этого бы не было, если бы наши самолеты уходили в Иран после атаки позиций боевиков, а не на базу Хмеймим недалеко от Турции и Израиля.

Таким образом, отказ в военной поддержке может быть продиктован еще и стремлением показать Ирану, что если он хочет иметь независимую позицию, то должен решать свои проблемы самостоятельно. А если хочет действовать совместно и рассчитывать на помощь, то нужно учитывать интересы всех сторон и идти на уступки и более тесное сотрудничество.

Кстати, Китай тоже не сильно стремится оказать открытую военную поддержку Ирану. Думаю, по тем же причинам — в Тегеране хотят учитывать только свои интересы.

И еще я согласен с мнением Кедми. США просто не могут себе позволить атаковать иранские вооруженные силы. Поскольку это чревато большой войной. В которой победителей может и не быть.

Источник: http://zen.yandex.com/media/crimean/iakov-kedmi-obiasnil-pochemu-putin-otkazal-iranu-v-voennoi-pomosci-protiv-ssha-5cef71b23be90a00af768517?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=1025892894.486.1576780430130.14212&integration=publishers_platform_yandex

«Полная изоляция»: почему Москве не стоит лезть в Иран

Эксперт оценил идею Жириновского о размещении военных баз РФ в Иране

В адрес Ирана в свете конфликта с США прозвучали предложения подумать о размещении на берегу Индийского океана военных баз РФ. Однако такой ход в целях обеспечения национальной безопасности Исламской республики может обернуться тяжелыми последствиям для России. О том, насколько реалистичен подобный сценарий — в материале военного обозревателя «Газеты.Ru» Михаила Ходаренка.

Депутат Госдумы, лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский после убийства иранского генерала Касема Сулеймани посоветовал Исламской республике задуматься о размещении на своей территории российской базы, чтобы избежать повторения «ливийского сценария».

«Зачем убили иранского генерала Сулеймани? Чтобы посеять вражду между шиитами Ирака и Ирана, а также подготовить международное общественное мнение к дальнейшим ударам по Ирану, поскольку план по расчленению этой страны готов вот уже 10 лет и последовательно исполняется», — написал Жириновский в своем Telegram-канале.

И, хотя с оперативно-стратегической и военно-технической точки зрения такой сценарий может быть интересен для России, политический аспект делает подобную перспективу весьма туманной.

Для России, несомненно, заманчивым являлся бы вариант развертывания, к примеру, в окрестностях Сирика и Кахстака (населенные пункты на территории Ирана на побережье Ормузского пролива) пары бригад современных береговых противокорабельных ракетных комплексов — типа «Бастион» и Бал» — с ракетами, укомплектованными специальными боеприпасами, с дальностью стрельбы в 300 км. Это позволило бы взять под полный контроль судоходство в этой проливной зоне.

Там же можно было бы разместить одну-две артиллерийские бригады большой мощности, развернуть на территории Ирана не менее двух бригад оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» и перебросить на юг Исламской республики две-три мотострелковые (танковые) бригады.

Выгодно для РФ было бы и договориться с Тегераном об аренде военно-морской базы «Бендер-Аббас», где дислоцировать соединение современных атомных ударных подводных лодок, соединение ракетных катеров, бригаду охраны водного района, и минные заградители ВМФ РФ в готовности завалить Ормузский залив самыми новыми и перспективными противокорабельными минами, чтобы при необходимости полностью парализовать судоходство как в проливе, так и в Персидском заливе в целом.

Наконец, можно было бы передислоцировать на территорию Ирана несколько полков Воздушно-космических сил, укомплектованных самолетами Су-30СМ, Су-35 и Су-34. Подготовить инфраструктуру для возможного приема дальних и стратегических бомбардировщиков.

Однако официальный Тегеран пока еще никак не прокомментировал подобные предложения. В связи с этим следует, наверное, напомнить, что в свое время до ума так и не была доведена идея о дислокации части российских дальних бомбардировщиков на одном из иранских аэродромов во время активной части операции в Сирии.

Теперь о политической стороне этого вопроса.

С одной стороны, размещение российских военных объектов на национальной территории этой страны будет гарантией национальной безопасности Исламской республики. Нападение на Иран третьей стороны в этом случае будет означать ракетно-ядерную войну с Россией.

Наконец, политическое руководство Ирана должно решительно, в самой категоричной форме отмежеваться от идей и планов по созданию собственного ядерного оружия.

Пойдет ли на это официальный Тегеран? В сложившейся военно-политической обстановке подобные шаги руководства Исламской республики выглядят чрезвычайно маловероятными.

А если все-таки предположить, что согласие по размещению российских военных объектов на территории Ирана достигнуто, то крайне проблематичным представляется вопрос, а кто же за все это будет платить? А это весьма и весьма немалые суммы, сравнимые со стоимостью Крымского моста (причем выплачивать придется не единовременно, а каждый год). Российский военный бюджет между тем далеко не безразмерный, свободного современного и перспективного вооружения в российской армии нет, и в вооруженных силах РФ достаточно и безотлагательных внутренних проблем.

Кроме того, у Вооруженных сил России весьма немного возможностей, чтобы содержать многочисленный воинский контингент на удаленных театрах военных действий. Даже Сирия показал, что военно-транспортная авиация и вспомогательный флот работают уже практически на пределе, обеспечивая функционирование российской группировки в Сирии.

Тем не менее, идея о размещении российских баз в Иране многими в нашей стране принята если не с восторгом, то с явным одобрением. Надо прямо сказать, что подобные настроения достаточно сильны в самых широких слоях российского общества. Высказываются даже и такие точки зрения, что, уж если Россию на коллективном Западе хотят окончательно перевести в разряд стран-изгоев, то якобы надо в полном объеме соответствовать новому имиджу.

Читайте так же:  Где можно взять срочно кредит

Однако состояние отечественной экономики и Вооруженных сил еще весьма и весьма далеко от подобного рода инициатив и проявлений квасного мегапатриотизма. К слову говоря, какой-либо реакции Кремля на подобные инициативы представителей законодательной власти о базах в Иране пока также не зафиксировано.

Если представить, что Россия разместит какие-либо военные объекты в Исламской республике, то

Полная изоляция России в этом случае может значительно превосходить аналогичную северокорейскую. Надо полагать, что вряд ли руководство страны устраивает подобный сценарий. Поэтому предложение о военных базах в Иране следует считать на этом этапе не более чем очень оторванными от реальной жизни гипотезами.

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.

Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976), Военную командную академию ПВО (1986).

Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980-1983).

Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986-1988).

Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988-1992).

Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992-2000).

Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).

Обозреватель «Независимой газеты» (2000-2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010-2015).

Источник: http://vpk.name/news/364019_polnaya_izolyaciya_pochemu_moskve_ne_stoit_lezt_v_iran.html

Начнется ли война между США и Ираном после убийства генерала Сулеймани

Одни эксперты настаивают на необходимости жесткого ответа, другие говорят о преждевременности заявлений об эскалации конфликта между США и Ираном

ДУШАНБЕ, 4 янв — Sputnik. Глава спецподразделения «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касем Сулеймани и замглавы ополчения Абу Махди аль-Мухандис были убиты утром 3 декабря в результате американского ракетного удара по аэропорту Багдада. Вместе с главой КСИР погибли четыре иранских офицера.

Пентагон подтвердил, что США провели операцию против иранского генерала, и заявил, что удар был санкционирован президентом Дональдом Трампом. Вашингтон считает Сулеймани причастным к атакам на базы коалиции и американское посольство в Багдаде.

В настоящий момент политическое и военное руководство Ирана выпустило множество сообщений с реакцией на данное происшествие. Верховный лидер ИРИ Али Хаменеи и президент Хасан Рухани пообещали отомстить за гибель Сулеймани.

Мнение иранских политиков

Член руководства Комиссии по национальной безопасности и внешней политике парламента Сейед Хусейн Нагави в интервью Sputnik Iran сообщил, что сегодня вечером в связи с мученической смертью генерала Сулеймани будет проведено экстренное заседание комиссии.

«Ближний Восток, а также ни один из их центров в исламском мире больше не будут для американцев безопасными. Они должны ожидать сокрушительного ответа на свой террористический акт. Возможности США и их сил в регионе шатки, что ставит под вопрос военный конфликт, но ответ на свои действия они получат», — сказал политик.

Нагави поблагодарил российское правительство, которое официально отреагировало и поддержало ИРИ.

«Мы заявляем, что американцы гарантировали окончание собственного влияния в регионе. Этот шаг был последним рубежом в их преступлениях и террористических действиях на Ближнем Востоке», — отметил парламентарий.

Бывший глава Комиссии по нацбезопасности и внешней политике парламента Хешматулла Фалахатпише заявил Sputnik Iran, что данный шаг со стороны руководства США и лично Дональда Трампа можно назвать безрассудным.

«Сулеймани был не только лидером, но и национальным героем. Он противостоял американскому порождению в регионе — «Исламскому государству»*. Многие, кто столкнулся с бесчинствами террористов и был спасен, должны благодарить за это Сулеймани. Теперь интересы Соединенных Штатов в исламском мире находятся под угрозой и вовсе не со стороны ИРИ. Сулеймани был героем и в Иране, и в других пограничных странах, а его соратники и последователи раскиданы по всему исламскому миру, и они обязательно захотят возмездия», — подчеркнул Фалахатпише.

По его словам, действия США напрямую угрожают американским интересам в исламском мире.

«В любом случае это большая глупость Трампа — уничтожить одного из самых авторитетных лидеров. Этот шаг с точки зрения международных правил можно расценить, как начало войны против Ирана. Таким образом США запустили конфронтацию», — сказал политик.

Он отметил, что первым шагом МИД Ирана будет рассмотрение данного вопроса в рамках международных конвенций и норм, но самым главным станет решение Совета национальной безопасности страны.

Взгляд из России

Доцент Центра исследований стран Персидского залива Катарского университета, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Николай Кожанов считает, что пока рано говорить об эскалации конфликта между Соединенными Штатами и Ираном.

«Цель этого шага американцев — «остудить» Тегеран и показать, что он ведет себя слишком самоуверенно, явно переоценивая свои возможности. С другой стороны, эта акция чуть более масштабная, чем того требовали реалии, и Тегеран не оставит ее без ответа», — отметил Кожанов.

Он добавил, что форма ответа будет весьма показательной.

«Варианты могут быть совершенно разными. Ответ покажет нам, США и международному сообществу ту степень, в которой Тегеран готов к дальнейшей эскалации конфликта. Если мы увидим жесткую реакцию, то шансы на реализацию негативных сценариев, о которых сейчас говорят аналитики, будут невелики. Если реакция будет сдержанной — лишь формальный ответ,— она будет говорить о том, что Иран принял сигнал США и готов умерить свою активную и в некоторых случаях даже агрессивную политику в регионе и начать подготовку к более конструктивному диалогу по проблемам, связанным с его ядерной программой, региональной политикой», — уточнил эксперт.

По его словам, часть американской и иранской элиты понимает необходимость выхода на другой уровень переговоров, и это делает любые выводы о глобальной эскалации конфликта и конфронтации преждевременными.

* Террористическая организация, запрещенная в России, Таджикистане и ряде других стран.

Источник: http://tj.sputniknews.ru/politics/20200104/1030492403/voyna-USA-Iran-ubiystvo-generala.html

Сочинительство от Sohu: «Россия направила в Иран 80 спецназовцев»

В китайском издании Sohu вышел материал, в котором сообщается, что после американской операции по устранению генерала «Аль-Кудс» КСИР Касема Сулеймани Россия якобы решила в определённой мере помочь Ирану. Автор материала, не ссылаясь ни на какие источники, пишет о том, что Россия якобы направила в Иран «80 спецназовцев».

В то же время в статье заявлено, что эти люди не являются кадровыми военными, а представляют собой «наёмников». И автор, судя по всему, не особенно комплексует из-за того, что не объяснил своим читателям, кто же именно отдал «приказ» от отправке «спецназовцев-наёмников», проиллюстрированных в материале фотографией военнослужащих ВС РФ. То есть, сам автор на китайском ресурсе говорит, что речь не о кадровых военных, но фотографию использует именно с военнослужащими.

Далее в Sohu, продолжая заниматься сочинительством, пытаются объяснить, для каких конкретно целей эти «80 спецназовцев» Россия «направила» в Иран. Из публикации:

Мысль автора такова: «Если американцы будут знать, что на территории важных объектов в Иране находятся русские, то они от удара откажутся».

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании алиментов госпошлина

Другими словами, автор избирает оригинальный вариант подачи материала: заявляет о событии, которое в большей степени напоминает его собственную выдумку, а потом пытается «задним числом» представить «доказательства»: если американского удара не последовало, значит, «в Иране были русские, и США именно поэтому от антииранских силовых мер отказались».

Источник: http://topwar.ru/166942-sochinitelstvo-ot-sohu-rossija-napravila-v-iran-80-specnazovcev.html

Военные цифры, или Почему конфликтовать с Ираном опасно

Учитывая мощь Тегерана, премьер Пакистана не случайно усомнился в осознании Западом последствий военного конфликта с Ираном, предупредив, что «это не будет то же самое, что и с Ираком».

Иран не может допустить доминирования военно-морских сил враждебно настроенных государств Запада в своей прибрежной зоне и готов защищать региональную стабильность совместно с Россией.

Командующий Военно-морскими силами Исламской Республики Иран контр-адмирал Хосейн Ханзади рассказал агентству IRNA о совместных военно-морских учениях с ВМФ России в северной части Индийского океана и в Ормузском проливе, соединяющем Персидский и Оманский заливы.

Прибывший в Россию 27 июля с трехдневным визитом для проведения переговоров с российскими коллегами Адмирал Ханзади не назвал точной даты, но отметил, что российско-иранские совместные учения состоятся «в ближайшее время».

Российское военное ведомство официально пока не подтвердило план совместных маневров ВМФ России и ВМС Ирана, однако Москва поддерживает Тегеран по многим внешнеполитическим позициям, и МИД РФ ранее выступил против создания (по инициативе США) морских коалиционных сил для обеспечения свободы судоходства в зоне Персидского залива.

Россия направила членам Совета Безопасности ООН проект концепции коллективной безопасности в Персидском заливе, направленной на «предотвращение вооруженных конфликтов». Министерства обороны Ирана и России подписали меморандум о взаимопонимании и расширении сотрудничества.

Совместные океанские беспрецедентные маневры и вероятное дальнейшее присутствие ВМФ России в «горячих» Оманском и Персидском заливах могут повлиять на расклад сил и оказаться стабилизирующим фактором. И это происходит вопреки планам США и их союзников, которые стремятся разжечь военный конфликт в зоне Персидского залива и создать в Иране обстановку управляемого хаоса, по аналогии с Ираком и Афганистаном.

Приглашение российских боевых кораблей в Ормузский пролив выглядит закономерным. В Тегеране считают, что взаимодействие с Москвой на сирийском направлении позволило избежать ближневосточного геополитического дробления. Иран обладает значительными силами и ресурсами, но объективно выступает в качестве региональной державы.

Политическая поддержка и военная помощь России (которую иранцы уважительно называют сверхдержавой) оказались решающими, и наверняка будут востребованы в других горячих точках Востока. Подобное взаимодействие позволяет Москве в равной степени защищать интересы Ближневосточного региона и свои собственные.

Качественный скачок

В ходе военного и военно-технического сотрудничества Россия способна в значительной степени усовершенствовать оборонный потенциал Ирана высокотехнологичными вооружениями, средствами радиоэлектронной борьбы и космической разведки.

Известно, что ВМС Ирана принимают на вооружение подводные лодки «Амур» четвертого поколения, противокорабельные ракеты с дальностью стрельбы до 300 километров, для эффективного применения которых необходима современная система геопозиционирования и целеуказания (ГЛОНАСС и российская группировка военных спутников).

Российская военная помощь позволяет Ирану совершить качественный скачок в области современных вооружений и боевого применения высокотехнологичных систем.

Военно-морское взаимодействие Москвы и Тегерана успешно развивается в Каспийском море, где сформирована мощная международная группировка ВМС, корабли которой способны контролировать ситуацию за тысячи километров от мест базирования.

И все же основное направление роста боеспособности иранских ВМС – Индийский океан, где верховное командование отдает предпочтение неатомным субмаринам, сверхмалым подводным лодкам и боевым кораблям небольшого водоизмещения.

Для повышения живучести боевых единиц ВМС в условиях военного конфликта. Учтен опыт войны с Ираком и технологическое превосходство вероятного противника, которым считаются США и их европейские союзники.

По аналогии с предыдущими российско-иранскими учениями ВМС на Каспии можно прогнозировать преобладание ракетной тематики и в Индийском океане. Полагаю, для иранских военных моряков полезным окажется российский опыт противокорабельных ракетных стрельб и боевого применения ракетного комплекса «Калибр – НК» по позициям террористических группировок в Сирии.

С учетом непростой обстановки на Ближнем Востоке вероятные направления ракетных ударов объединенной российско-иранской эскадры вполне очевидны.

Целью антииранских санкций является разжигание нового вооруженного конфликта на Ближнем Востоке. Региональный хаос – кратчайший путь к экономическому процветанию США, росту доходов американского ВПК. Однако Иран – очень крепкий орешек.

Оборонный потенциал

В мировом рейтинге военной мощи Иран находится на 14-й позиции – выше Пакистана, Израиля, Северной Кореи, Австралии, Канады. Причем за два года пройдены семь ступеней вверх. А Военно-морские силы Исламской Республики занимают четвертое место в мире – 398 боевых кораблей, включая 34 субмарины, – лишь немногим уступая ВМС США.

Армия, авиация и флот Исламской Республики – 523 тысячи военнослужащих. Более 83 миллионов человек населения обеспечивают значительные резервы. Иран имеет в боевом строю свыше 500 пилотируемых летательных аппаратов, в том числе 165 ударных самолетов. Войска располагают 1634 танками, 2345 боевыми машинами пехоты, 1900 ракетными комплексами, 2698 артиллерийскими установками. Поставленные Россией зенитные ракетные комплексы С-300 прикрывают иранское небо.

На вооружении иранской армии находятся баллистические ракеты средней дальности «Шахаб-3», способные забрасывать боевую часть массой около 1 тонны на 1300 километров, а легкую боевую часть – на 2000 километров.

Ракетные программы Ирана и КНДР в достаточной степени интегрированы, Пхеньян изначально поставлял Тегерану ракетные технологии. Специалисты считают иранские баллистические ракеты репликами северокорейских и советских ракет «Нодон» и Р-17, в дальнейшем модернизированных иранскими инженерами.

Дополнительный запас прочности Вооруженные силы Ирана имеют за счет своеобразной организационной структуры: почти все виды войск разделены на две параллельные ветви с собственным командованием — «светские силы» сухопутных войск, боевой авиации, военно-морского флота и отдельно Корпус стражей Исламской революции (КСИР), который имеет в составе собственные сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. Кроме того, в КСИР входят ракетные войска.

Параллельные войсковые структуры призваны решать общие задачи в едином операционном пространстве.

Существуют разные мнения относительно иранского ядерного потенциала. Верховный лидер Ирана Али Хаменеи еще в 2005-м издал религиозное предписание о запрете оружия массового поражения, и все же секретом иранское ядерное оружие не является. Именно поэтому воевать с Ираном открыто Соединенным Штатам не с руки.

Американцы стремятся «освободить» иранцев от неудобного Вашингтону режима удаленно, методами экономического и военно-политического давления, консолидацией союзников.

Планы отдельных европейских стран патрулировать Ормузский пролив, объявление Корпуса стражей Исламской революции террористической организацией и недавний односторонний выход США из ядерной сделки могут подтолкнуть развитие регионального кризиса по самому негативному сценарию.

И не случайно премьер-министр Пакистана Имран Хан в вашингтонском Институте мира 23 июля усомнился в осознании Западом последствий военного конфликта с Ираном: «Люди не понимают, что это не будет то же самое, что и с Ираком».

Источник: http://tj.sputniknews.ru/columnists/20190731/1029541889/iran-usa-russia-voennye-ucheniya.html

Посол России в Тегеране Леван Джагарян — о двусторонних отношениях и санкциях США

Уже в начале августа США восстановят часть санкций в отношении Ирана (они охватят автомобилестроительный сектор и торговлю золотом), но самые серьезные односторонние ограничительные меры (в энергетической и банковской сферах) будут введены в ноябре. Посол России в Иране Леван Джагарян в интервью корреспонденту “Ъ” Елене Черненко заверил, что на российско-иранских связях эти санкции не скажутся.

Читайте так же:  Увольнение директора по решению учредителя выплаты

— Накануне саммита президентов России и США звучало много заявлений, в том числе от официальных лиц, например премьера Израиля Биньямина Нетаньяху, что Москва могла бы надавить на Тегеран с тем, чтобы тот вывел свои формирования из Сирии. Насколько реалистичны такие ожидания?

— Прежде всего хотел бы напомнить, что иранское военное присутствие на территории Сирии является законным. Иранцы находятся там, так же как и российские военные, по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики и участвуют в операции по уничтожению террористов. Иногда действительно возникают коллизии, и мы, естественно, обеспокоены возможностью военной конфронтации между иранскими и израильскими силами в Сирии. Делаем все возможное, чтобы этого не допустить. Не допустить разрастания конфликта.

— То есть о давлении на одну из сторон речь не идет?

— Иран не та страна, на которую можно давить. Это большое государство, проводящее независимую внешнюю политику. Работать с иранцами можно только методом убеждения. Никакого давления на Иран — это контрпродуктивно.

— Вашингтон сейчас как раз активно наращивает давление на Тегеран. США вышли из иранской ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД) и грозят с ноября начать вводить санкции в отношении стран, которые активно сотрудничают с Ираном. Как это может сказаться на российско-иранских связях?

Россия и ЕС готовы отстаивать перед США право на торговлю с Ираном

— Наши торгово-экономические отношения развиваются достаточно активно, у нас есть ряд крупных проектов. Это и вторая, и третья очереди АЭС «Бушер», сооружение четырех энергоблоков ТЭС «Сирик» в провинции Хормозган и электрификация железнодорожного участка Гермсар—Инче-Бурун. На сегодняшний день, несмотря на угрозы со стороны США, я не вижу препятствий для реализации этих проектов. Работа над ними продолжается в штатном режиме.

— В начале года вы говорили, что российская сторона не очень довольна динамикой российско-иранского сотрудничества в торгово-экономической сфере. Есть подвижки?

— К сожалению, пока серьезных оснований для оптимизма у меня нет. Мы приступаем к реализации этих проектов, но нерешенными остаются несколько технических моментов. После их снятия российская сторона сможет открыть финансирование. Под проекты сооружения ТЭС и электрификации железнодорожного участка Россией предусмотрены госкредиты в размере €1,2 млрд и €1 млрд.

— Россия среди стран, закупающих иранскую нефть. При этом после 4 ноября поставки нефти из Ирана будут считаться нарушением американских санкций. Как вы считаете, действительно ли власти Ирана могут в ответ на давление со стороны США перекрыть Ормузский пролив?

— Иранские официальные лица, включая военных, неоднократно говорили о такой возможности. Понятно, что такой сценарий абсолютно нежелателен. С другой стороны, мы же понимаем, что иранский бюджет сильно зависит от поступлений от продажи нефти, а потому власти Ирана будут предпринимать активные действия, чтобы оказать противодействие угрозам США.

— Россия продолжит закупать иранскую нефть после ноября?

— Мы не признаем односторонние американские санкции, с нашей точки зрения, они незаконны. Иран твердо придерживается своих обязательств в рамках СВПД, что неоднократно подтверждало МАГАТЭ. При этом иранские власти готовы обсуждать вопросы более широкого, регионального, характера и уже участвуют в соответствующих консультациях с европейцами. Достичь реальной разрядки напряженности на Ближнем Востоке можно только через переговорный процесс. Мы стараемся этому в меру своих возможностей способствовать. Языком ультиматумов и угроз в отношении Ирана, как показывает практика, разговаривать нельзя, только методом убеждения, как я уже говорил.

— Иранские официальные лица действительно многократно говорили, что будут придерживаться условий СВПД, но подчеркивали: «Лишь до того момента, пока Ирану это экономически выгодно». А мы уже видим, что под угрозой санкций европейские компании замораживают сотрудничество с Тегераном. Насколько вероятно, что Иран нарушит условия СВПД?

— Иран пока остается в этой сделке, и мы активно призываем его придерживаться всех ее положений. Очень важно то, что ведущие европейские страны — Великобритания, Франция, Германия — тоже признают, что Иран выполняет свои обязательства. В этом плане их позиции расходятся с позицией Соединенных Штатов Америки.

Мы со своими китайскими и западноевропейскими партнерами предпринимали и будем предпринимать усилия для того, чтобы выработать такие механизмы, которые позволили бы Ирану продолжать получать экономическую выгоду от соблюдения условий СВПД. Добиться этого будет, конечно, непросто. Но мы намерены продолжить работу над этой задачей на всех возможных уровнях и во всех форматах.

— Но что реально могут сделать правительства в ситуации, когда крупный бизнес не хочет подставлять себя под американские санкции?

— Европейцы делают ставку на «блокирующий статут» — закон, принятый в 1996 году для защиты европейских компаний от американских санкций. Посмотрим, удастся ли им эффективно задействовать его в том, что касается Ирана. Мы, в свою очередь, в максимальной степени готовы к совместной работе. Но основную ее часть все же должны выполнить европейцы.

— Потому что они активнее других развивали бизнес с Ираном после вступления в силу СВПД?

— Потому что к нам и китайцам у иранцев в этом плане, насколько я понимаю, претензий нет. Но им важны гарантии со стороны европейских стран и компаний.

— А Россия готова в рамках технической реализации СВПД взять на себя те обязательства, которые были у американцев, в частности по реконструкции реактора на тяжелой воде в Араке?

— У нас и так много обязательств в рамках иранской сделки, и мы их добросовестно выполняем. Поэтому мы вряд ли будем брать на себя новые обязательства, но будем способствовать тому, чтобы все возникающие в связи с выходом США из СВПД вопросы были урегулированы.

— Многие эксперты, в том числе американские, убеждены, что истинная цель Вашингтона — не выход на новую, «улучшенную» сделку с Тегераном, как то заверяет президент Дональд Трамп, а смена иранского режима. Как вы считаете, можно ли при помощи экономического давления добиться свержения режима в Тегеране?

— Протестные явления в Иране мы наблюдали несколько раз за последние месяцы, и власти в Тегеране действительно считают, что они были инспирированы извне. В связи с этим намерения США, а также Израиля и некоторых аравийских монархий вызывают в Тегеране серьезную озабоченность. Власти страны пытаются принимать меры, чтобы не допустить изоляции и нарастания негативных тенденций в иранской экономике. Мы готовы оказывать Ирану в этом содействие. Для нас Иран — дружественная страна. Мы взаимодействуем в самых разных сферах, при этом в некоторых из них, например в плане прекращения войны в Сирии и запуска полноценного политического процесса урегулирования, Иран является для нас одним из ключевых партнеров.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3689426

Гарантии военной помощи ирана
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here