Черные коллекторские агентства

Сегодня мы ответим на вопросы по теме: "Черные коллекторские агентства" с профессиональной точки зрения с комментариями и выводами. Просьба все вопросы задавать дежурному специалисту.

Черные коллекторские агентства

На днях Госдума приняла законопроект об ограничении коллекторской деятельности, однако усилия Центробанка, МВД и Генпрокуратуры по борьбе с нелегальными взыскателями уже привели к тому, что количество нелегалов снижается. За январь–июнь 2016 года «черных коллекторов» стало меньше на 10%. Это следует из расчета компании «Секвойя Кредит Консолидейшн» специально для «Известий». По оценкам лидера коллекторского рынка, к концу года число недобросовестных взыскателей долгов сократится еще на 20%.

По оценкам «Секвойи», в 2015 году на 30 «белых» коллекторов приходилось 660 «черных». В июне 2016 года число компаний, работающих в рамках правового поля, осталось неизменным, а количество недобросовестных взыскателей снизилось на 10%, до 600 (точный расчет «Секвойя» сделала впервые специально для «Известий»).

Борьба с «черными коллекторами», для которых до сих пор хороши все методы выбивания долгов, активизировалась в 2014 году. Тогда на форуме ОНФ президент Владимир Путин заявил, что правоохранительные органы должны вмешиваться, если взыскатели действуют незаконно. Летом 2015 года Совет безопасности обязал Центробанк и правоохранительные органы усилить борьбу с «черными коллекторами». Суть поручения сводилась к тому, что ведомства должны ввести режим быстрого реагирования: оперативно обмениваться сведениями о нарушениях при взыскании розничных долгов. Жалобы граждан по этому поводу поступают в Службу по защите прав потребителей ЦБ, МВД по ним возбуждает уголовные дела. Но рынок всё равно периодически сотрясали истории, связанные с незаконными действиями коллекторов.

По словам президента «Секвойи» Елены Докучаевой, всё чаще недобросовестные компании привлекаются к ответственности, что заставляет других задуматься и пересмотреть свою модель ведения бизнеса.

— Мы активно ведем борьбу с «черными коллекторами», — комментирует официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной. — Безусловно, мы реагируем на все резонансные ситуации, когда взыскатели используют противоправные методы. Каждую из таких историй мы доводим до логического завершения — вплоть до возбуждения уголовных дел. Последние такие случаи были в Карелии, где коллекторы угрожали взорвать детский сад, в Екатеринбурге и некоторых других регионах.

По словам Александра Куренного, в конце прошлого года Генпрокуратура поставила вопрос перед ЦБ о необходимости более жесткого регулирования на рынке микрофинансирования. Тогда разгорелся скандал, в центре которого оказались «черные кредиторы» — компании, занимающиеся нелегальным кредитованием населения под видом микрофинансовых организаций, которые и при взыскании долгов используют незаконные методы.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Большие надежды власти и участники рынка возлагают на профильный закон о коллекторской деятельности. Законопроект принят Госдумой во втором и третьем чтениях 21 июня. Новые правила запрещают коллекторам применять физическую силу, угрозы, а также наносить вред имуществу и здоровью должника. Четко ограничено время общения взыскателей с заемщиками, количество звонков и встреч. Максимальный штраф за нарушение норм закона — 2 млн рублей. Штрафы начнут действовать с 1 января 2017 года.

По мнению директора Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Бориса Воронина, силовые методы наведения порядка слабо помогают в вопросах неэтичного взыскания, когда коллектор ведет себя вроде бы законно, но некрасиво. Эксперт уверен, что нужны другие инструменты: учет и контроль со стороны госрегулятора и СРО, единые стандарты, которые вводит новый закон.

— Через 3–5 лет рынок станет окончательно прозрачным и о существовании «черных коллекторов» мы будем только вспоминать, — считает Елена Докучаева.

А начальник департамента по работе с проблемной задолженностью группы Бинбанка Сергей Голец не согласен, что принятие закона напрямую повлияет на снижение количества «черных коллекторов».

— Фактически это уголовники и бандиты, называющие себя коллекторами и работающие вне рамок закона, — поясняет представитель Бинбанка. — Они вламываются в дома людей, запугивают или применяют насилие. Эти действия и раньше являлись нарушением законодательства. Более того, они подпадают под множество статей Уголовного кодекса.

По словам собеседника, граждане, столкнувшиеся с «черными коллекторами», должны незамедлительно обращаться в полицию. А полицейские, по мнению собеседника, должны однозначно относить действия подобных компаний к противоправным, а не к профессиональной деятельности по взысканию долгов.

— Сами кредиторы должны оценивать действия нанимаемых коллекторов, при первых тревожных сигналах прекращать с ними сотрудничество, информировать профсообщество и, в случае необходимости, обращаться в правоохранительные органы, — уверен Сергей Голец. — Если все будет именно так, то у «черных коллекторов» не останется поля для деятельности.

Источник: http://napca.ru/publishing/388/

ЦБ придумал, как защитить физлиц от «черных» коллекторов

Предложение о запрете на продажу долгов лицам, не состоящим в реестре коллекторов ФССП, было высказано на круглом столе в Совете Федерации в ходе обсуждения внесения поправок в закон о взыскании долгов с физлиц. Нельзя сказать однозначно, плохим или хорошим окажется этот проект. Он затронет интересы нескольких сторон: продавцов долгов (банки, страховые компании, продавцы единичных долгов – «обычные» юрлица и граждане), покупателей долгов и должников.

Однозначно то, что требования проекта существенно сократят количество потенциальных покупателей долгов. Следовательно, выгоду от этого нововведения получат в первую очередь профессиональные коллекторские агентства, включенные в реестр, – и, возможно, только они. Почему выгоду? Потому что сокращение списка участников неизбежно приведет к снижению рыночной стоимости долга, которая и так сейчас составляет от 0,5% до 2% от номинальной стоимости за пакет. Да, реестр коллекторов будет существенно пополнен, но сделано это будет в основном за счет «технических» записей, которые будут включаться в реестр только для участия в покупках.

Для продавцов эта инициатива не будет выгодна, поскольку сократит доход от продажи. Кроме того, продавцы единичных долгов, стоимость которых может доходить до 30–50% от номинала, будут лишены возможности заключать такие сделки, так как покупка долгов будет существенно затруднена в силу юридической сложности сделки. И речь в первую очередь идет об обычных гражданах, имеющих на руках право требования (судебное решение, расписку и т.п.) к другому гражданину или юрлицу. Эти лица не лишаются своего права на взыскание долга самостоятельно или через коллекторов, но в первом случае может не хватить знаний или времени, да и во втором успех не может быть гарантирован. В этой ситуации продажа долга остается единственной возможностью получить хоть какие-то деньги, но в случае принятия проекта по предложению ЦБ сумма будет существенно меньше.

Посмотрим на ситуацию с другой стороны. В реестре коллекторов сейчас находится около полутора сотен агентств. Справятся ли они с потенциальным объемом рынка продажи долгов? Не думаю. Ведь рынок существует за счет не только цессионных сделок по продаже кредитных долгов, но и обычных гражданско-правовых отношений юридических лиц и граждан, которые возникают при продаже дебиторской задолженности банкротов или задолженностей по ЖКХ.

Должникам эта инициатива не прибавит проблем. Их положение не ухудшится. При этом за счет вышеописанных фактов возможность взыскания явно уменьшится. Хотя один момент окажется для должников негативным: возможность выкупа своего долга через третье лицо, что практикуется уже давно, наверняка будет исключена.

Читайте так же:  Обязанности уполномоченного по охране труда на предприятии

Вместе с тем, скорее всего, не удастся исключить ситуации, в которых долг будут брать в работу «черные» коллекторы. Если их и сейчас не пугает административная и уголовная ответственность, что им помешает действовать далее? Защитить граждан от «черных» коллекторов – значит предотвратить применение физического насилия, унижение человеческого достоинства, посягательства на частную жизнь и собственность. Причем эта защита должна распространяться не только на должника, но и на третьих лиц – его семью, соседей, коллег по работе. Также важно обеспечить соблюдение установленного предела частоты контактов с должником и их корректности при взыскании долга.

Одним из главных возможных изменений действующего законодательства, на мой взгляд, является пересмотр решения об органе, осуществляющем контроль за деятельностью по взысканию просроченной задолженности. На мой взгляд, такой контроль не должен являться функцией ФССП. Но это уже вопрос риторический.

В теории существующее законодательство содержит все необходимые положения для защиты прав должника. Полагаю, что принципиальные нововведения не требуются. Проблема лежит в плоскости реальной защиты на практике.

Считаю, что стоит выработать единый стандарт взыскания долгов не только коллекторскими агентствами и МФО, но и банками, и «обычными» взыскателями, поскольку имеющиеся способы законного взыскания допускают слишком широкую трактовку. На сегодняшний день порой даже банки и микрофинансовые организации, занимающиеся взысканием долгов, нарушают требования Закона о коллекторах. Так, согласно официальной статистике ФССП за 2017 г., принято к рассмотрению 16,5 тыс. жалоб граждан на действия по возврату просроченной задолженности. Из них 5,8 тыс. (35%) – на действия зарегистрированных коллекторских агентств и 6,2 тыс. (37,7%) – на действия микрофинансовых организаций, 2,5 тыс. (14,8%) – на действия банков. По итогам рассмотрения обращений обоснованными признаны 806 обращений, 430 из которых – в отношении коллекторских организаций. Много это или мало – сказать сложно, поскольку идет только первый год действия закона, регулирующего данную деятельность, и говорить о сформировавшейся практике правоприменения пока рано.

ФССП предложила наделить Банк России возможностью возбуждать административные дела против банков и МФО, нарушающих правила взыскания просроченной задолженности. На данный момент вопрос применения административной ответственности за нарушения микрофинансовых организаций при взыскании просроченной задолженности является одним из важнейших. И логичным видится то, что административное производство будет полностью находиться в зоне ответственности надзирающего за микрофинансовыми организациями органа.

Говоря о том, что делать должнику, чтобы обезопасить себя в случае возможности противоправного взыскания долгов, стоит упомянуть о деятельности антиколлекторов, «разудолжителей», «специалистов» по банкротству и прочих защитников. Однако единственную, и то не стопроцентную, гарантию аннулирования долга может дать только банкротство физлица, но его стоимость для должника составит от 100 тыс. руб. и выше. Предложения провести процедуру банкротства по более низкой цене должны вызывать опасения и сомнения в их обоснованности или окончательности. Соответственно, если задолженность гражданина находится в пределах указанной суммы, то, возможно, стоит подумать о ее погашении или выкупе по дисконту.

Что касается случаев нарушения закона о взыскании долгов физлиц, то гражданам следует сообщать о них по горячей линии территориального органа ФССП России, телефон которой можно найти на официальном сайте.

Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/tsb-pridumal-kak-zashchitit-fizlits-ot-chernykh-kollektorov/

Черные коллекторские агентства

Ты почему нам не платишь?

В последнее время долги заемщиков по кредитам растут все большими темпами. Связано это в первую очередь с резким падением доходов населения. Часто в категорию неплательщиков попадают люди, которые никак этого не ожидали еще два-три года назад. Пример – Рубцовский филиал «Алтайвагона». Два года назад это было одну их самых успешных предприятий региона, пример того, как нужно эффективно вести бизнес. Соответственно и заработная плата у литейщиков составляла 50-60 тыс. руб. Кто может назвать неразумным выделение из этой суммы 10-15 тыс. руб. ежемесячно на оплату кредитов? А кто из литейщиков мог предположить, что сегодня их заработная плата упадет до 15 тыс. руб.?

Вот так и становятся должниками не по своей воле. Найти не только равноценную, но и вообще какую-либо приличную работу в Рубцовске по специальности крайне сложно.

В тоже время Национальное агентство финансовых исследований провело исследование, по результатам которого выяснилось, что каждый десятый из опрошенных заемщиков уверен, что кредит можно не возвращать, если человек не рассчитал своих финансовых возможностей, взяв в долг слишком много, и не может свести концы с концами, поскольку вынужден тратить на обслуживание долга почти весь доход .

«Мы приближаемся к тому рубежу, о котором говорят психологи и после которого начинает действовать эффект домино: граждане друг на друга смотрят и понимают, что многие не платят, и тоже перестают платить», — считает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Банки пытаются собирать долги через собственные службы взыскания, передают их коллекторским агентствам. По данным Первого кредитного бюро, за последние два года объемы выставленных на продажу долгов выросли почти в 2,5 раза — с 200 млрд руб. в 2013 году до 493 млрд руб. в 2015-м. Еще 368 млрд руб. долгов в 2015 году было передано коллекторам по агентской схеме.

Как же работают коллекторы? В это пыталось разобраться РБК.

«Белые» коллекторы

В России есть Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), объединяющая крупнейших игроков — около 30 компаний. Эти компании контролируют подавляющую часть рынка взыскания. В НАПКА постоянно заявляют о жестких требованиям к коллекторам. Входящие в НАПКА компании можно назвать цивилизованными или «белыми» взыскателями.

Но их методы не всегда безупречны. Большую часть заработка коллектора составляет премия от взысканного.

«Главное — результат. При этом надо было, чтобы у компании не было проблем: взыскивай, но не перегибай», — вспоминает бывший работник одного из крупных коллекторских агентств.

Обычно в офисе таких компаний лежит немало «левых» мобильных телефонов. Именно по ним работники ведут «бепредельные» разговоры с должниками. К примеру, в списке «стандартных возражений» на отказ платить одного их агентств было предложение женщине стать суррогатной матерью, мужчине — продать почку, чтобы вернуть долг.

В тоже время по официальному телефону, разговоры на котором записывались, коллекторы ничего подобного не себе позволяли. Поэтому руководство агентства в ответ на жалобы заемщиков всегда могло заявить, что их работники – «белые и пушистые».

Как правило, дальше угроз «цивилизованные» коллекторы не идут. Но кроме агентств, входящих в НАПКА, на рынке работает, по разным оценкам, от 800 до 1 тыс. агентств. «Два бывших полицейских — уже коллекторское агентство», — иронизирует бывший гендиректор коллекторского агентства.

«Серые» коллекторы

С «серыми» обычно работают небольшие микрофинасовые организации. Сейчас в России действует около 7600 легальных, то есть внесенных в реестр Банка России, МФО. Можно только предположить, насколько велик рынок взыскания. По оценке Центробанка, в России работает около 4 тыс. «серых» МФО. Часто жуткие случаи, связанные с «коктейлями Молотва», блокированием детей, избиением должников, ассоциируются с действиями коллекторов, работающими в интересах вполне легальных МФО.

Еще хуже ситуация с организациями, которые исключены из государственного реестра или вообще туда никогда не входили. Эти могут начислять и свыше 1000% процентов годовых.

Читайте так же:  Долговая яма как выбраться помощь срочно

С «черными кредиторами» работают «черные коллекторы» . Для Центробанка их, как бы, нет – он не регулирует нелегальную выдачу займов. Для полиции заявления о деятельности «черных кредиторов»– лишняя морока. Пойди, найти такого коллектора, докажи его вину. В общем, возможность получить очередной «висяк». А оно полиции надо? Не стоит забывать еще одно – полицейские бывшими не бывают. У тех, кто увольняется из органов остаются связи.

Долги МФО не особенно интересны и самим крупным коллекторам. «У МФО тяжелые долги, бегать за ними — сомнительное счастье», — говорит Антон Дмитраков, гендиректор коллекторского агентства EOS. У огромной доли небанковских кредиторов выбор невелик: взыскивать долги самостоятельно или обращаться к таким же небольшим коллекторским компаниям. «Скорее всего, мелкие МФО в регионах работают с такими же коллекторами: «черные» с «черными», — говорит Исмаилов.

«Черные» коллекторы

Граница между «серыми» и «черными» весьма условна. Особый интерес вызывают легендарные антигерои большинства интернет-форумов, на которых общаются должники, — коллекторские агентства «Кавказ» и «Дагестан». Так часто подписаны угрожающие СМС, скриншотами которых делятся участники форумов. «В случае неоплаты вас и ваших близких подкараулят и проломят голову трубой», — это сообщение показала нам Мария Крылова (фамилия изменена), брат которой задолжал МФО «Деньга».

В «Деньге» РБК заявили, что не работают ни с «Кавказом», ни с «Дагестаном». «Скорее всего, никакого коллекторского агентства «Кавказ» не существует, это просто эксплуатация национальных предрассудков в отделе взыскания самой МФО», — предполагает основатель правозащитной организации «Россия без долгов» Денис Калугин. В «СПАРК-Интерфаксе» есть два коллекторских агентства «Кавказ»: одно зарегистрировано в Ростове-на-Дону, второе — в Грозном. Указанные телефоны компаний не отвечают.

Источник: http://antiko22.info/vse_novosti/belye-serye-chernye-kollektory-v-chem-raznica/

В долгу не остались

Прием был такой: при выдаче кредита организации заставляли граждан подписывать дополнительное соглашение, в котором люди фактически разрешали коллекторам выходить за рамки правил.

Дословно спорный пункт звучал так: представители микрофинансовой организации и ее коллекторы «вправе взаимодействовать с заемщиком с частотой, достаточной для исполнения обязательств по договору». А достаточность или недостаточность должна была определять микрофинансовая организация. В итоге коллекторы решили, что профильный закон их больше не связывает. Мол, граждане, подписавшись при получении кредита под специальными условиями, дали согласие коллекторам звонить сверх нормы. Между тем закон устанавливает коллекторам строгие правила.

«Для потребителей, которые стали должниками, нужно помнить, что частота общения с коллекторами урегулирована законом, а не теми соглашениями, которые вы подписали при займе денег в банке или микрофинансовой организации», — сказал «РГ» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

Между тем коллектор не вправе звонить чаще, чем раз в день и более двух раз в неделю. Да, по закону должник и кредитор вправе заключить дополнительное соглашение, в котором прописать частоту общения, и должник вправе разрешить банкирам и их представителям звонить чаще.

Однако «должник» здесь ключевое слово. Человек, который берет кредит, еще не является должником — он даже еще не взял деньги. И уж тем более он не является неплательщиком. Ни одной просрочки он не допустил. Поэтому Верховный суд России признал такие условия в кредитных договорах неправомерными.

Как напоминает Дмитрий Янин, при нарушении коллекторами правил граждане могут жаловаться в Федеральную службу судебных приставов. Работать на рынке могут только те коллекторские организации, кто включен в специальные реестры ведомства. Нарушителям правил грозят не только значительные штрафы по решению суда, но и исключение из реестра.

Накануне управление ФССП России по Нижегородской области как раз исключило из государственного реестра одно из коллекторских агентств. Как рассказывают в ведомстве, организация стала хроническим нарушителям, в результате суды наложили на нее 80 штрафов на общую сумму 5,5 млн рублей. Одно из прегрешений фирмы — слишком назойливые звонки должникам. Теперь коллекторам придется искать другую работу.

Источник: http://rg.ru/2019/01/23/kollektorskie-firmy-nachali-zakryvat-za-chastye-zvonki-dolzhnikam.html

К должникам придут новые приставы. Частные судебные конторы уже сравнили с «черными коллекторами», но зря

Андрей Фишер, Анна Старицкая, Екатерина Андронова

Минфин поддержал идею появления в России частных судебных приставов. В октябре 2019 года законопроект предложили члены комиссии по финансовой безопасности Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты (ТПП).

На первом этапе, сообщает РБК, частные приставы будут взыскивать долги в пользу юрлиц, а Федеральная служба судебных приставов (ФССП) — в пользу госорганов и граждан. Такая схема успешно работает в Нидерландах, Монако, Эстонии, Латвии и других странах. В России тоже есть опыт интеграции, те же коллекторские агентства и частные сыщики. Но при нынешнем финансировании этого недостаточно.

Частные приставы попадут под контроль Минюста, ФССП и профессиональных объединений. За вознаграждение они будут делать то же, что и сотрудники ФССП: арестовывать счета и имущество должников, требовать освободить помещение или обращать на них взыскание.

Не хватает рук

В начале 2019 года в Службе работали более 81 тысячи человек. Сложность в том, что каждый пристав ведет по нескольку дел сразу, а документооборот в этой сфере весьма сложен. Основная нагрузка на приставов, почти 69% производств, — взыскание долгов в пользу госорганов. На втором месте юрлица — 24% дел, оставшиеся 5% — долги с граждан. В финансовом же выражении лидируют производства по юридическим лицам. В 2018 году — 7,3 триллиона из 10,4 триллиона рублей.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Инициативу концептуально поддержали все основные участники этой сферы, пояснил «360» руководитель авторов законопроекта, председатель комиссии ТПП по финансовой безопасности Иван Рыков. Ведь из-за общего объема долга в экономике нужно предпринять кардинальные меры.

«Анализируя статистику, мы заметили, что на своих участках — платежах в бюджет, сборе алиментов и других остросоциальных моментах — приставы достаточно эффективны. Но до долгов корпоративных, долгов бизнеса руки у них просто не доходят. Поэтому появилась идея, что государственные и частные приставы должны взаимодополнять друг друга», — сказал Рыков.

Настороженнее всего идею приняли в ФССП, так как речь идет об оптимизации работы ее сотрудников.

Кого возьмут на работу

Новый институт, скорее всего, создадут в форме палаты, по аналогии с нотариатом или адвокатурой. Деятельность лицензировать не будут, но предъявят требования: профессиональное образование, повышение квалификации, постоянная аккредитация претендентов. При приеме на работу им придется сдавать экзамен. Его организацией, вероятно, займутся представители палаты и Минюста. Они же и проконтролируют работу приставов.

«Деятельность будет контролировать палата. Туда можно будет писать жалобы. Там, скорее всего, будет квалификационная коллегия, которая будет лишать статуса того, кто допускает нарушения. Плюс в законопроекте рассматривается возможность создания компенсационного фонда и страхования ответственности, чего нет у государственных приставов», — заключил Рыков.

«Черные коллекторы» 2.0

Теоретически функции частных приставов можно было бы делегировать коллекторским агентствам. Однако в России отношение к ним сложилось негативное.

Смешивать такие вещи сложно. Изначально что-то делать с негативной репутацией просто бессмысленно

Но некоторые эксперты все равно опасаются, что частные приставы могут пойти по стопам «черных коллекторов». Однако последние образовывались как стихийный рынок, и государство лишь недавно стало их регулировать. В данном случае предлагается сразу выстроить четкую и жесткую систему контроля.

Читайте так же:  Делится ли военная ипотека при разводе

В том, что негосударственные приставы могут повторить судьбу «черных коллекторов», уверен старший советник юстиции, член СПЧ и президиума Национального антикоррупционного комитета Евгений Мысловский. Сотрудники ФССП сидят на стабильной зарплате. Теоретически они тоже заинтересованы во взыскании долга и получении 7% исполнительского сбора.

У частных приставов никакой другой зарплаты не будет. Порочность системы заключается в том, что когда решение финансовых вопросов перекладывают на частные интересы, то эти интересы, бывает, уходят в сторону от здравого смысла и законности

И все же идея, по мнению Мысловского, имеет право на существование. Но, как и любую монетизацию госуслуг, ее необходимо проработать. Взыскание долгов — проблема тяжелая и болезненная. Приставам приходится практически силой описывать и забирать имущество. А какая будет «силовая» поддержка у частников и как будут реализовать имущество, пока не известно.

Источник: http://360tv.ru/news/tekst/k-dolzhnikam-pridut-novye-pristavy/

Черные коллекторы в Днепре: что делать, если из вас выбивают долг

В жизни каждого человека может возникнуть ситуация, когда ему нужно будет обратиться к банку за услугой кредитования. И, конечно же, никто не застрахован от того, что обстоятельства сложатся таким образом, что кредит выплачиваться не будет. Что предпринимают банки в таких случаях? Не далее чем вчера, 22 августа, 49000.com.ua сообщил о том, что на жилмассиве Победа происходил захват квартиры должников.

Если в данном случае «работали» представители банка, чаще обычным горожанам приходится сталкиваться с откровенным прессингом со стороны коллекторов. Суд с должником — дело долгое, утомительное и затратное. Плюс к этому, всегда остается небольшой шанс того, что судебные власти пойдут навстречу ответчику. Или не смогут его найти. И тогда банку остается только одно: чтобы вернуть себе хотя бы часть денег, они продают долг коллекторам. Причем, не всегда официальным.

Есть у террора начало, нет у террора конца

Для того чтобы максимально близко познакомиться с буднями коллекторов, журналисту 49000com.ua удалось встретиться с бывшим сотрудником агентства, занимающегося выбиванием долгов у населения. Владимир — опытный специалист в данном вопросе. До того момента как он ушел из бизнеса, его стаж составлял 11 лет работы с должниками. В частности, он рассказал о том, кого предпочитают видеть в числе своих сотрудников руководители коллекторских фирм:

— Вопреки сложившемуся мнению, в сотрудники факторинговых компаний идут отнюдь не обычные отморозки, способные силой принудить дебитора вернуть долг. Нет, конечно, в фирмах есть определенный процент такого контингента — громил, которые используются только для нагнетания атмосферы страха, но таких единицы. Большинство представляет собой молодых людей представительной внешности, которые вполне могут сойти за юриста. Все-таки сейчас не девяностые годы, и на откровенную угрозу люди попросту вызовут полицию. Административного подхода боятся все без исключения. Самым главным критерием для работы коллектором является очень высокий уровень стрессоустойчивости и крепкие нервы. Никто не может знать точно, с кем ему придется столкнуться за закрытой дверью квартиры — запуганным интеллигентом или неадекватом, вооруженным топором или ружьем.

Впрочем, изначально никто на должников не собирается воздействовать физически. Первый этап взаимодействия жертвы с коллекторами начинается с телефонных звонков. По словам Владимира, этим занимаются сотрудники колл-центра:

— Рабочий день обзвонщика начинается с того, что он запускает на своем компьютере специальную программу, содержащую полную базу должников. По сути, это модифицированная CRM (система управления взаимоотношения с клиентами. — Авт.), в которой реализованы карточки дебиторов со всеми данными. Там же есть ежедневник, варианты рекомендуемых сценариев общения, результаты предыдущих звонков и сама программа для обзвона. Если должник отвечает на звонок, мы начинаем его запугивать. Если в первых звонках речь идет о попадании в черные списки банков, невозможности в дальнейшем ему и членам его семьи взять деньги в долг, то впоследствии риторика меняется вплоть до угроз уголовной ответственностью и тюремным сроком.

Многие современные факторинговые финансовые компании реализуют обзвон посредством робота. Но, как утверждает бывший коллектор, это совершенно неэффективно. Ни одна компьютерная программа не сможет стопроцентно имитировать сталь в голосе. Более того, в процессе диалога иногда приходится менять интонации — от мягких, увещевающих до откровенно угрожающих.

Небольшой лайфхак от Владимира: вступая в полноценный диалог с сотрудником колл-центра, вы сами увеличиваете количество поступающих звонков. Программа автоматически планирует следующие даты обзвона и ставит отвечающего в начало очереди. Поэтому, если вас чрезмерно достают коллекторы, просто отбивайте звонки или используйте программы для блокировки телефонных номеров.

Главная задача колл-центра — получить устное согласие с суммой долга и дату частичного или полного его погашения. Если эта информация не получена, звонок считается не имеющим результата.

Разведка боем

Если через полгода ответчик не предпринимает никаких действий по погашению суммы задолженности, общение переходит в следующую фазу — личный контакт. Сами сотрудники больше любят термин «социальное воздействие», поскольку в большинстве случаев такой контакт является не более чем обычной провокацией. Как говорит Владимир:

— По сути это обычное психологическое давление. По закону Украины мы можем приехать к должнику домой или на работу без предварительного предупреждения. Согласно букве закона такой визит должен носить чисто ознакомительный характер: коллектор напоминает о сумме долга, проводит разъяснительную беседу и рассказывает о том, какие меры специалисты могут предпринять по отношению к нему. На деле же эти условия практически никогда не выполняются. Встреча превращается в публичное порицание перед коллегами, друзьями и знакомыми. Не стесняясь в выражениях (стоит подчеркнуть — цензурных), группа из нескольких менеджеров начинает стыдить человека, демонстрировать «судебные решения» (о последних речь пойдет немного позже). Впрочем, есть индивидуумы, которые переходят грань и начинают откровенно угрожать расправой, запугивать нанесением вреда семье и так далее. Такая проблема легко решается звонком в полицию.

Слова бывшего коллектора подтверждает пресс-секретарь патрульной полиции Днепра Людмила Копыленко:

— В случае угроз здоровью, жизни или семье пострадавший должен позвонить в полицию и сообщить об оказываемом давлении. Дальше дело передается в следственный комитет, и его рассмотрением занимается непосредственно национальная полиция.

Самым простым средством противодействия агрессии является видеосъемка происходящего. Она обязывает коллекторов максимально придерживаться правового поля и является серьезным аргументом при обращении в полицию и суд.

В бой идет тяжелая артиллерия

Если должник и на втором этапе не изъявил желания добровольно погасить кредит, коллекторы переходят к стадии агрессивного наступления. Суть этого этапа мало чем отличается от предыдущих, — запугивание.

— Выезд на дом к жертве осуществляют те же менеджеры, но теперь в их группу обязательно входит юрист. Впрочем, очень часто получается так, что в числе сотрудников дипломированных юристов нет. Тогда эту роль поручают одному из исполнителей. Конечно, подобные выезды совершают только тогда, когда речь идет об отчуждении залогового имущества со значительной стоимостью — квартиры, машины и так далее. Но так как подобные акции происходят без соответствующего судебного решения, задача коллекторов состоит в том, чтобы заставить человека переписать имущество на контору добровольно. Очень часто у юристов есть в наличии копия договора ипотеки, с помощью которого часто удается даже убедить вызванных полицейских в том, что он является правоустанавливающим документом на имущество.

Противостоять такому напору, казалось бы, практически нет смысла. Однако каждому гражданину Украины следует помнить, что даже выдержка из Государственного реестра имущественных прав с указанием того, что квартира зарегистрирована на кредитора, правоустанавливащей не является, как и сам договор ипотеки. Любое решение об отчуждении должно приниматься только в судебном порядке и реализовываться исключительно государственной исполнительной службой, — рассказывает Владимир.

Читайте так же:  Приказ об утверждении комиссии по трудовым спорам

При таких визитах главное помнить, что никакие документы, подтверждающие право на имущество, в руки коллекторам передавать нельзя. Если пришедшие к вам сотрудники агентства демонстрируют внешние признаки агрессии, пытаются проникнуть в жилье или угрожают вам — необходимо вызвать наряд полиции и начать фиксацию происходящего на видео.

«Вы же поручились за него»

А что происходит, если точное место жительства и работы человека неизвестно, а по адресу регистрации он не появляется? Тогда, по словам Владимира, в ход идет воздействие на знакомых:

— Часто агентство просто физически не может найти должника. Тем более, что сменить сим-карту с номером, указанным при составлении договора кредитования, очень легко. В этом случае мы начинаем давить на тех, чьи номера были указаны должником как контактные. Колл-центр должен совершать звонки по таким контактам с той же частотой, что и должнику напрямую. Результативность таких контактов очень низкая, но, тем не менее, иногда удается достать людей настолько, что они не выдерживают и сообщают координаты дебитора.

У автора данного материала был сомнительный опыт борьбы с такими звонками, хотя и назвать его действенным можно с натяжкой. После месяца практически ежедневных звонков, он не выдержал и с радостью в голосе сообщил:

— Вы говорите, он вам денег должен? Так я прямо сейчас его накажу. А знаете, что? Приезжайте скорее! Я и вас накажу!

Эффективность такого способа подтвердил и Владимир:

— Общаться с заведомо неадекватным человеком, если он не является дебитором, смысла не имеет. Равно, как и с людьми, которые с первой же секунды разговора заявляют о том, что записывает диалог на диктофон. В этих случаях угрозы и методы запугивания использовать запрещено. Кстати, согласно 182-й статье Уголовного кодекса «О нарушении неприкосновенности частной жизни» разглашение информации о задолженности третьим лицам ведет к уголовной ответственности. Да и договор поручительства оформляется только нотариально.

Как защитить себя от коллекторов

Естественно, в рамках этой статьи мы не будем напоминать о том, что прежде чем взять кредит, необходимо очень тщательно взвесить свои финансовые возможности. Это очевидно. Но если уж обстоятельства сложились таким образом, что вы попали в прицел коллекторского агентства, помните, что в первую очередь — вы гражданин страны, а только потом уже злостный неплательщик.

Агентства, перекупающие долги, — это частные лица. Никаких прав, в отличие от представителей государственной исполнительной службы, они не имеют. Все, чего они могут добиться, — это добровольной передачи имущества в руки компании, взыскивающей долг.

Вооружиться также следует следующими статьями Уголовного кодекса:

129 статья УК «Угроза убийством», которой можно оперировать в случае получения прямых или косвенных угроз для себя или близких;

355 статья УК «Принуждение к выполнению или невыполнению гражданско-правовых обязательств», применяемая в том случае, если коллекторы пытаются вернуть долг с помощью угроз или давления;

189 статья УК «Вымогательство», применимая к любым агрессивным действиям, цель которых вернуть задолженность.

Опираясь на статью 512 Гражданского кодекса «Основания замены кредитора в обязательстве», проверьте свой договор с банком. Если в нем не прописан пункт о возможности передачи долговых обязательств, действия коллекторов и банка считаются незаконными.

Хотим обратить внимание на то, что данная статья отнюдь не является инструментом для уклонения от своевременных выплат кредита банкам. Не стоит забывать о том, что в случае, если банк подаст заявление в суд, вы будете признаны неплательщиком, и ваше имущество может быть отчуждено в пользу финансовой структуры. Лучше обратиться в банк самостоятельно и договориться о реструктуризации долга.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на наши странички в социальных сетях
Instagram
Facebook
Telegram

Источник: http://49000.com.ua/chernye-kollektory-v-dnepre-chto-delat/

Черные коллекторы теперь вне закона

Государственная Дума приняла, а Совет Федерации одобрил закон о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов.

Авторы законопроекта -председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин. Этот документ был крайне нужен даже не вчера, а позапозавчера. 20 лет банки и другие финансовые, торговые организации агрессивно затягивают россиян в долговые сети. За кредиты, а их подлинная стоимость тщательно скрывалась до недавнего времени, начисляется от 17 до 40 процентов в год. Это в банках. Примерно в такую же сумму обойдутся и потребительские займы в торговле. Рекорд ростовщичества за микрофинансовыми организациями — до 890 процентов в год.

УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

По информации ЦБ, каждый чет­вертый россиянин расплачивается по одному или нескольким креди­там. Их объем превысил 11 трилли­онов рублей — сумма, сопоставимая с расходной частью федерального бюджета. Если верить Объединен­ному кредитному бюро (ОКБ), за 2015 год просроченная задолжен­ность увеличилась на 48 процентов и достигла 1,15 триллиона рублей. Эта статистика — статистика беды. Общий долг продолжает расти и нынче. Это притом что средний за­емщик отдает в месяц 8905 рублей. Плата за потребительский кредит — 9680, за автокредит (или ипотеку) -15 603, за кредит на неотложные нужды — 7905 рублей. Треть россиян ежемесячно тратит на выплату дол­га от 10 до 25 процентов зарплаты, еще треть — 50 процентов, пятая часть — более 75 процентов. Для каждого четвертого заемщика велик риск стать «добычей» коллекторов. Свыше 300 тысяч человек одновре­менно гасят пять и более займов.

Все больше людей вынуждены влезать в новые займы, чтобы рас­платиться по старым. Население 30 регионов почти поголовно в долгах.

Откуда свалилась на нас эта на­пасть — закредитованность населе­ния, оказавшегося на грани массо­вого банкротства? Совет безопас­ности оценил ее как угрозу нацио­нальной безопасности. Если это так, то ответственно за нее Правитель­ство, прежде всего его финансово-экономический блок и Центробанк. Поспешными, непродуманными и непросчитанными действиями они буквально насаждали «кредитный рынок» — такой как в цивилизо­ванных странах, забыв, что там он формировался более века и что на нем жестко прописаны все правила и нормы.

Свыше 300 тысяч человек одновременно гасят пять и более займов»

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

В России пошла игра без правил, в результате которой «кровеносная система» экономики обернулась ро­стовщической системой с дохода­ми, о которых разные там гобсеки и мечтать не смели.

Экономические власти разре­шили банкам буквально все, ничем не ограничивая их погоню за при­былью. Достаточно сказать, что 64 процента всех выданных населению кредитов — ничем не обеспеченные кредиты. Риск? Ни в коем случае — он в двойной-тройной мере закла­дывается в проценты займа. Если кто-то и не вернет деньги, то за него обязательно с лихвой рассчитается другой клиент. Финансисты исполь­зуют солидарный принцип — и всег­да в выигрыше. Банки так просто от своего не отказываются. Не будем вспоминать трагедию 90-х, когда главными инструментами возврата долгов были паяльник и кипятиль­ник. Сейчас методы помягче: запу­гивание словом и делом, шантаж, телефонный терроризм, запугива­ние близких, знакомых, соседей, настенная «агитация». Более редкие жесткие эпизоды…

Читайте так же:  Основания увольнения дисциплинарное взыскание

Безусловно, банк не имеет к этим преступлениям отношения. Коллекторское агентство, которое непосредственно занимается вы­биванием долгов, — тоже. А кто же имеет? На все подобные эксцессы одно объяснение — это черные кол­лекторы. Но откуда у них адреса, явки, пароли — копии договоров и другая обширная информация о заемщике? Ею обладает только за­имодавец, есть и такое определение. Все остальные из очереди к долж­нику могли получить ее только у него. Система воздействия на нера­дивых клиентов появилась не сразу. Классические отношения: креди­тор — должник — суд. По постанов­лению последнего за дело берутся судебные приставы — арестовывают счета, имущество (если они есть у нерасплатившихся). Процедура эта долгая, хлопотная и, с точки зре­ния заимодавца, малоэффективная. По статистике, возвращается 20-25 процентов займа. Поэтому банки опять-таки по западному образцу стали создавать дочерние коллекторские агентства. Коллекторское (долговое) агентство (от английско­го collection — «сбор») специализи­руется на внесудебном взыскании просроченной и проблемной задол­женности.

Копии оказались по содержа­нию далеки от подлинников. Цель западных коллекторов — сблизить интересы кредитора и заемщика, предложить схемы расчетов, устра­ивающие обе стороны. Это работа посредников-интеллектуалов, полу­чающих свой гонорар за нее: чем мягче, тактичнее они себя ведут, тем чаще к ним обращаются. «Сбор долгов», как и любой финансовый бизнес, ориентируется на «долго­срочный период», на широкий круг клиентов. И понятно, любые формы выбивания долгов для него разру­шительны. Добавим, каждое запад­ное государство с разветвленным массовым кредитным рынком не полагается на интеллигентность, здравомыслие, высокую мораль фи­нансистов и других заимодавцев. В большинстве стран законы строго ограничивают деятельность кол­лекторов. Суть ограничений — за­прет на все досаждающие заемщику действия.

Когда в России пошли массовые потребительские необеспеченные кредиты, стало совершенно ясно, что вернуть их можно будет толь­ко жесткими силовыми акциями. Суды в сложившейся ситуации не помощники. У своих коллекторских агентств тоже связаны руки — один-два скандала обрушат любой банк. Так появились независимые коллекторские агентства (первое — в 2004 году). Сейчас их несколько тысяч -только в Москве более сотни. Кре­диторы (банки, торговые фирмы) нанимают их «собирать» долги за определенный процент от возвра­щенных средств. Или все чаще про­дают им долг — вместе с судьбой заемщика, который их больше не волнует. При этой передаче долг не уменьшается (хотя его и продают за треть или полцены), но возрастает и нередко в разы. Арифметика весьма проста — «тело» долга, накопившие­ся проценты на него, пени, штрафы за неустойку, зарплата и другие за­траты коллекторов.

Долги на благоприятной россий­ской почве растут почти со скоро­стью света. Попытки вернуть их простым напоминанием безнадеж­ны. В дело вступает неизвестно чья, но известно на кого работающая ар­мия беспощадных черных коллекто­ров. Опасаться им некого: основная масса заемщиков потребительских кредитов в правовом и финансовом отношении — необразованные люди. Законов, даже в минимальной мере защищающих их интересы, в Рос­сии до последнего времени не было. Первые — о потребительском кре­дитовании и о банкротстве физиче­ских лиц — приняты совсем недавно.

НЕ ТОТ ДРАЙВЕР

По уверению финансовых чиновни­ков, рост кредитования — драйвер экономики: увеличивает потребле­ние товаров и услуг. Казалось бы, все так, но услуг и товаров глав­ным образом импортных. Судя по данным Росстата, при увеличении кредитования в благополучные 2011-2013 годы темпы роста про­изводства, перевозок, платных ус­луг, занятости, доходов населения снижались при увеличении объ­емов кредитования населения. Три этих года активно рос лишь импорт, укрепляя чужие экономики. Погряз­шие в долгах россияне, подстегива­емые коллекторами, экономили на всем, чтобы выбраться из долгового рабства. Без силовых методов за­ставить беднеющее население вы­плачивать огромные долги просто невозможно. И чем жестче кризис, тем активнее их используют.

Осуществлять контроль и над­зор за деятельностью организаций, выдающих потребительские креди­ты, — обязанность Центробанка. В феврале 2016 года Генпрокуратура внесла представление главе ЦБ об отсутствии такого надзора: «В стра­не растет статистика суицидов, в том числе связанных с невозмож­ностью погасить кредитные обя­зательства перед банками». Руко­водители ЦБ в ответ сослались на осуществляемый дистанционный контроль, поскольку выездные ин­спекционные проверки слишком дороги…

— Бездействие правоохранитель­ной системы порождает беспредел, бандитские действия со стороны взыскателей, — утверждает он.

За 2015 год МВД получило более 22 тысяч жалоб на действия коллек­торов. Но вот посадок, как говорит­ся, не видно. Зато развивается но­вый вид бизнеса — антиколлекторы. Они готовы защищать должников — не бесплатно, разумеется…

СИЛА ЗАКОНА, А НЕ СИЛА ТАЙГИ

Более десяти лет Правительство обещало подготовить закон, регу­лирующий рынок потребительских кредитов, защищающий права их получателей. В октябре 2015 года Минэкономразвития наконец-то представило свой проект на обсуж­дение Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Члены Совета по­ставили документу неуд.

— Готовили десять лет и предста­вили «черновик», который предсто­яло полностью переписать, — удив­ляется депутат Госдумы, доктор экономических наук Иван Грачев.

Спрос на документ — в списки нерадивых плательщиков попали около семи миллионов россиян -стимулировал и его предложение. В начале года в Государственную Ду­му было внесено 11 законопроектов. Учитывая порядок их рассмотрения (на каждый из них Правительство должно выдать свое заключение), процесс затянулся бы на годы. Про­блему разрешил законопроект о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов, подготовленный председателями па­лат Федерального Собрания Вален­тиной Матвиенко и Сергеем Нарыш­киным. Документ не задержался ни в Правительстве, ни в комитетах Государственной Думы. И это его первый очевидный плюс — выигра­но время.

Принципиальные положения закона. Право взыскивать долги предоставляется только кредитным организациям и коллекторским, включенным в государственный реестр. Микрофинансовые органи­зации и ломбарды такого права не получили. «Профессиональными взыскателями» не могут быть люди с непогашенной или неснятой суди­мостью. Закон четко прописывает, что дозволяется и что воспрещает­ся им предпринимать. Запрещаются любые формы давления на заемщи­ка — «досаждающие» действия. На­пример, взыскатель может звонить заемщику раз в день, два раза в не­делю, 8 раз в месяц с 8 до 22 часов в будни и с 9 до 20 часов в выходные. За вопиющие 400 звонков в сутки, как это случалось, теперь придется отвечать…

— Закон, несомненно, полезен. Он описывает стандарты деятель­ности профессиональных коллек­торов. Безусловно, станет легче за­емщикам. Важный рычаг: по жалобе должника коллектор может быть лишен своей лицензии, — говорит Наталья Никольская, председатель Московской коллегии адвокатов «Арбат». И уточняет: — Гражданам нужны не только запреты — их и сегодня предостаточно. Поджигать дома должников запрещалось и раньше. Закон должен быть подтвержден профессиональной ответственной работой служб правопорядка. Иначе все хорошие нормы останутся благими пожеланиями…

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.pnp.ru/politics/chernye-kollektory-teper-vne-zakona.html

Черные коллекторские агентства
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here